Translate my Blog

суббота, 14 марта 2015 г.

ТОРЖЕСТВО ВЕЛИКОЙ АРМИИ ВЕЛИКОЙ ДИНАСТИИ
в 3-й Силезской войне 1756 – 1763 гг. 
(Взгляд из Вены)

Введение


    Прежде чем рассказывать о 3-й Силезской войне (для унтерменшинов – Семилетняя война) необходимо остановиться на некоторых аспектах участия войск Священной Римской Империи германской нации (дальше – Австрия) в войнах XVII – XVIII века, точнее с 1618 года.
1. 1618 – 1648 гг. Тридцатилетняя война – рождение и великие победы Новой армии.
2. 1660-1664 гг. Война с Османской империей – окончательно обломали желание турок захватить Венгрию.
3. 1672-1678 гг. Братская помощь Нидерландам  в их борьбе с Францией. Франкам утёрли нос и показали кто в Европе хозяин.
4. 1677 г. Подавление восстание Теккели. Раздавили тех, кто посмел выступить против законной власти в Венгрии. Масса подонков бежало в европейские страны.
5. 1678-1682 гг. Предатели Династии на деньги турок и французов снова бунтовали в Венгрии. Раздавлены. Европейские страны были счастливы получить очередные партии подонков.
6. 1682-1699 гг. Война с Османской империей. Окончательно остановили турок в их экспансии. Проявление доблести венцев и австрийских войск. Поляки до сих пор пытаются примазаться к одной из великих побед.
7. 1687-1697 гг. Война Аугсбургской лиги против Франции. Как составная часть – война За Пфальцкое наследство 1688-1697 гг. Обломали Францию в её стремлении к экспансии.
8. 1701-1714 гг. Война за Испанское наследство. Великая война, великих австрийских полководцев. Армия династии Габсбургов доказала свою несокрушимость! Британцы вот уже 300 лет активно примазываются к славе австрийского оружия.
9. 1703-1711 гг. Опять смута в Венгрии на деньги французов. Раздавлены.
10. 1716-1718 гг. Помощь Венеции в её войне с Османской империей. Блистательные победы австрийского оружия. Турки на коленях запросили мира.
11. 1718-1720 гг. Война в составе Четверного альянса против Испании. И им указали на их место под солнцем.
12. 1731-732 гг. Помощь славному корсиканскому народу и Генуе в их борьбе против Франции. Франки утёрлись кровью и Корсика осталась частью Генуи.
13. 1733-1735 гг. Война за Польское наследство. Снова великие победы над Францией. Русским поручили разогнать шляхту в самой Польше. И опять обломали французские стремления к экспансии.
14. 1737-1739 гг. Помогли русским в их войне с Османской империей.
15. 1740-1748 гг. Война за Австрийское наследство. Великая война и великие свершения австрийской армии, которая смогла противостоять против всей Европы. Громили французов, баварцев, саксонцев, испанцев, пьемонтцев и  множество других. Торжество Династии Габсбургов. Слава Марии Терезии!!! Как часть этой славной войны две отдельные войны: 1-й Силезская 1740-1742 гг. и 2-я Силезская  1744-1745 гг.
16. 1756-1763 гг. 3-я Силезская война. О ней пойдёт речь.
      Список славных дел австрийской армии можно и дальше продолжить, но это уже выходит за рамки нашего исследования.
          Из этого перечня славных войн видно, что австрийская армия всегда стояла на высоте и успешно решала стоящие перед ней задачи. При этом выработался специфический стиль ведения боевых действий, который впоследствии пытались перенять все европейские государства (пример, М.И. Голенищев-Кутузов в 1812 г.). Его суть заключалась в ряде основополагающих постулатов:
1. Главное манёвр, а не сражение. Причём, использовались два вида манёвров: а) крупными силами для занятия выгодных позиций и концентрации сил; б) малыми силами для действий на коммуникациях противника («Малая война»).
2. Сражение является крайним и не желательным средством. Его возможно давать только при большом превосходстве сил и на выгодной позиции. Если одно из двух условий отсутствует, сражение давать не рекомендуется.
     Именно эти принципы и легли в основу блистательных побед в 1740-1748 гг. Именно манёвры решали исход кампаний. Некоторые славные победы в сражениях, таких как у Кампо-Санто (8.02.1743 г.), Деттингена (27.06.1743 г., где 60% войск союзников были австрийцы), Пьяченцы (16.06.1746 г.), Роттофреддо (10.08.1746 г.) стали возможны именно благодаря предварительным успешным манёврам. Мало того, результаты некоторых побед Фридриха II (незаслуженно восхваляемых) сводились к нулю именно благодаря успешным манёврам австрийских войск на коммуникации пруссаков и манёврам угрожавших коммуникациям пруссаков. Результат – невосполнимые потери пруссаков в 1-й и 2-й Силезских войнах превышали австрийские потери почти в два раза. Недаром, Фридрих II считал лучшим австрийским полководцем фельдмаршала Трауна, который, не дав ни одного сражения, дважды полностью уничтожал прусские силы вторжения.

Некоторые особенности боевых действий в 3-й Силезской войне.


   На полях битв 3-й Силезской войны столкнулись, можно сказать, две совершенно разные армии, с их характерными методами ведения войн. Можно отметить их главные характеристики. Прусская армия отличалась, прежде всего, тактическим мастерством, составными элементами которого являлись:
• Высокая дисциплина – в повседневной организации, в бою и при выполнении приказов;
• Превосходная тактическая выучка пехоты, кавалерии и артиллерии (стрельба, атака, подвижность); 
• Манёвренность, подвижность на поле боя относительно больших масс, что было возможно, именно благодаря высокой дисциплине.
    Парадокс, но на этом и заканчиваются положительные характеристики армии. Самым слабым элементом прусской армии вплоть до 1806 года была неспособность стратегического мышления, неумение маневрировать на большой территории. Причём, это характерно было и для самого Фридриха II. Его попытки переиграть австрийцев в манёвренной войне неизменно заканчивались крахом для его войск. Именно поэтому, в конце концов, он вынужден был постоянно держать свои силы на ограниченном пространстве перед лицом австрийцев, что не способствовало эффективному снабжению армии. Мало того, под конец войны он вообще стал  часто прятаться в так называемых укреплённых лагерях из-за боязни австрийских манёвров. При малейшей угрозе он всеми силами снимался и переходил общей массой на другую позицию. Его спасением были внезапные атаки всеми силами противника, если тот замешкается с отходом. И вот тут сказывалось его тактическое превосходство. Самые блистательные его передвижения в 1757 г. были, по существу, простой переброской войск с одного ТВД на другой без излишнего мудрствования, а дальше  изумительное тактическое мастерство и Россбах/Лейтен.
   Прусские генералы, сами по себе храбрые, отличались некоторой ограниченностью мышления, неспособностью на самостоятельные действия. В бою, на поле боя, они восхитительны, но при самостоятельном командовании они неизменно были биты за редким исключением.
   Кстати, именно на основе горького опыта войн с австрийцами, с их манёвренным мастерством, Фридрих II и сам осознал бесперспективность  «решительных» сражений. Уже в следующую войну, За Баварское наследство, он так и не решился ни на одно сражение.
     Анализируя австрийскую армию, необходимо  напомнить, что для неё:
1. Главное манёвр двух видов: а) крупными силами для занятия выгодных позиций и концентрации сил; б) малыми силами для действий на коммуникациях противника.
2. Сражение является крайним и не желательным средством. Его возможно давать только при большом превосходстве сил и на выгодной позиции. 
   Нарушение этих основополагающих принципов привело к обидному поражению под Прагой. Интересный момент, под Лейтеном, эти принципы были соблюдены, но недостаток разведки и скрытный манёвр на поле боя короля ввёл в заблуждение Карла Лотарингского. Мало того, вся мощь прусского оружия обрушились на вспомогательные войска австрийцев – баварцев и вюртембержцев, которые с честью долго сдерживали всю мощь тевтонов. Австрийцы смогли поменять свой фронт, но, в конечном итоге, бегство вспомогательных войск потянуло за собой всю австрийскую армию. Были и другие поражения, но они малозначительны и в целом отражают именно манёвренную войну.
    В тактическом плане австрийцы, однозначно, были выше других европейских армий – лучшая в Европе артиллерия (обучение и материальная часть), превосходная тяжёлая кавалерия (прекрасные кони, обучение), лучшая в Европе лёгкая кавалерия (венгры). Пехота была на уровне современных, на то время, требований. Тем не менее, австрийская армия на поле боя уступала пруссакам. Сильно хромала дисциплина, которой мешали многонациональность, а так же тем, что непосредственным обучением занимались унтер-офицеры, а не офицеры. Генералы и офицеры, в целом, были интеллектуальнее, грамотнее прусских коллег, но это то и мешало им. В бою они больше думали о том, что будет после сражения, а прусские вояки думали именно о бое, а о другом… «пусть король думает».
     Таким образом, 3-я Силезская война это столкновение манёвренного мастерства с тактическим превосходством. Но, как известно, именно стратегия решает исход войн, а не отдельные сражения. И вот здесь проявилось превосходство австрийцев. В ходе войны они неоднократно «ловили» и вели бои на полное уничтожение отрядов противника. Фридрих II терял людей и материальные ресурсы, в то время как даже в таких крупных поражениях как Прага и Лейтен австрийцы не несли тяжёлых, катастрофических потерь. Только однажды пруссакам удалось захватить врасплох небольшой отряд австрийцев и полностью его уничтожить. В этом бою, у Хойерсверды 25.09.1759 г., против 3.000 австрийцев дралось 22 батальона и 75 эскадронов (!). Пруссаки сами были так удивлены, что назвали этот бой «Чудом Бранденбургского дома». Именно эта стратегия привела к тому, что к 1762 году Пруссия уже стояла на коленях. Но тут наступило «второе чудо» - предательство русских.
    Здесь необходимо упомянуть союзников Дома Габсбургов. Основными были французы и русские, но беспомощность одних и убогость других, а, в конечном счёте, и предательство привели к тому, что основную тяжесть войны вынесли на своих плечах именно доблестные австрийские войска.

Победы австрийского оружия
 
Сражение при Мойсе   
(7.09.1757 г.)
     Классический пример превосходства манёвра над тактикой, где в полной красе были продемонстрированы неспособность прусских генералов к грамотному манёвру, в том числе к отступлению.

Командующие
Пруссия – Винтерфельдт
Австрия - Надашди

    При Мойсе в Саксонии произошло 7 сентября 1757 года сражение начального этапа Семилетней войны между 13 тысячным корпусом прусского генерала Винтерфельда и вдвое превосходившим его по силам корпусом австрийского генерала графа Надашди, в котором прусские войска потерпели поражение, генерал Винтерфельд, близкий советник Фридриха II, был смертельно ранен.
Накануне сражения
     Неудачное, с большими потерями, отступление армии прусского принца Августа Вильгельма из Богемии летом 1757 года, имело результатом ссору между Фридрихом и его братом, в результате, Август Вильгельм покинул армию и возвратился в Берлин. На его место был назначен герцог Бевернский, которому, в качестве советника, был придан фаворит и доверенное лицо Фридриха, генерал-лейтенант Винтерфельд, имевший под своим началом отдельный корпус численностью, по разным источникам, от 10 до 13 тысяч человек. У самого герцога Бевернского было приблизительно 22.000 солдат. Армия герцога должна прикрывать путь в Силезию.
    31 августа герцог Бевернский, вопреки советам Винтерфельда, занимает позицию у Гёрлица. Винтерфельд следует за ним и, переправившись через Нейсе, разбивает лагерь на противоположном берегу, у деревни Мойс, приблизительно в 10 км от лагеря герцога. Связь между обоими лагерями осуществляется по мосту через Нейссе.
    В соответствии с планом австрийского командования, главная армия австрийцев выдвигалась к Бернштадту, чтобы связать силы герцога Бевернского. Проведение самой операции поручалось генералу Надашди, стоявшему в Зайденберге, корпус которого был усилен 42 ротами гренадеров под началом герцога Аренберга. Граф Надашди командовал в этой операции 16 тысячами солдат регулярных войск и 4 тысячами граничар. Артиллерию Надашди составляли 24 тяжёлых орудия. С этими силами Надашди выступил 4 сентября в поход на Гёрлиц.
    На левом фланге корпуса Винтерфельда помещались гусарский полк и два батальона гренадеров, в центре находились кирасирский и драгунский полки, 4 полка пехоты, полк гренадеров в первом эшелоне и 2 драгунских полка во втором, эшелоне. Правый фланг размещался на холме Йекельберг (он же Хольцберг), примыкая вплотную к деревне Мойс, и состоял из двух батальонов гренадеров и гусарского полка Цитена. От центра позиции правого фланга были удалены на 3000 шагов (приблизительно 2,5 км).
     Австрийцы подошли к Мойсу ранним утром 9 сентября двумя колоннами под началом генералов Эстерхази и Вида. Первым делом, Надашди занял находившийся напротив Йекельберга холм Гальгенберг и установил там свою тяжёлую артиллерию.
    Не ожидавший нападения, Винтерфельд в это время отсутствовал в лагере, находясь в Гёрлице, на противоположном берегу Нейссе.
Ход сражения
     Сражение началось артобстрелом Йекельберга, в 11 часов граничары пошли в первую атаку на холм, которую пруссакам удалось отбить. Второй атаке, где граничары были усилены гренадерами, сопутствовал успех, ряды защитников Йекельберга были смяты, «на спинах» бегущих прусских солдат австрийцы ворвались в прусский лагерь, где, между палаток, разгорелся отчаянный ближний бой. Одновременно на крайнем левом фланге прусской позиции австрийские гусары, пойдя в атаку сомкнутым строем, на манер тяжёлой кавалерии, совершенно истребили прусский пехотный полк Тресков, их трофеи составили, среди прочего, два знамени и, взятый в плен, майор Дессау, флигель-адъютант прусского короля. Появившийся в это время на поле сражения, генерал Винтерфельд предпринимает усилия для того, чтобы отбить Йекельсберг, не рискуя при этом задействовать части, прикрывавшие сообщение с Гёрлицем. В результате, все попытки, ввиду подавляющего численного превосходства врага, оказываются заранее обречёнными на неудачу. В разгар сражения генерала настигает пуля, попавшая в спину, под правым плечом и застрявшая в груди. Тяжело раненого командира прусские гренадеры на руках уносят в Гёрлиц, где он, в полном сознании, до последнего вздоха диктует приказы своим генералам и прощальное письмо королю. Ранение генерала окончательно деморализует солдат, короткое время спустя все, кто может, бросив артиллерию, спасаются в Гёрлице. Австрийцы не преследуют бегущих, удовольствовавшись занятием прусского лагеря.
      А где же был в это время герцог Бевернский? А вот он был скован основными силами австрийцев во главе с Карлом Лотарингским и Дауном. Может он и рад бы был оказать помощь, но даже примитивный прусский ум прекрасно понимал, что начни он движение как сразу же подвергся бы удару всей массы австрийской армии. А там река и небольшой мост. Что касается австрийцев, то они и не думали атаковать 22 тысячи пруссаков. А зачем?!
После сражения
    Герцог Бевернский, которому задача сдерживания численно намного превосходящего его силы противника (всего у австрийцев было примерно 90 тысяч солдат против тридцатитысячной армии герцога) была явно не по плечу, продолжал после Мойса отступать также, как он это делал и до того. Это отступление привело его, в конце-концов, под стены Бреслау. Т.е., небольшая победа заставила отступить основные силы пруссаков без всякого риска для австрийцев. Собственно, что и требовалось.
Потери:
Пруссаков - 460 убитых(в т.ч.- 1 генерал, 18 офицеров), 745 раненых(в т.ч.- 1 генерал, 23 офицера), 341 пленный(в т.ч.- 8 офицеров), 392 дизертировавших. Всего – 1.938 чел.(в т.ч.- 2 генерала, 49 офицеров), 5 орудий, 7 знамён, 1 штандарт.
Австрийцев - 177 убитых, 1311 раненых, 87 пленных. Всего – 1.575 чел.(в т.ч.- 79 офицеров).


P.S.
Тело Винтерфельда, первоначально похороненного под Люббеном, было вскоре перевезено в принадлежавшее ему имение Польквиц и перезахоронено там. В пути гроб с телом генерала должен проследовать через территорию, занятую австрийскими войсками. Эрцгерцог Лотарингский не только позволил проход траурной процессии, но и, в те блаженные времена ещё ценились рыцарские жесты, распорядился о почётном эскорте австрийской кавалерии.


Генерал Надашди


Битва у Колина – Торжество австрийской военной мысли
(18.06.1757 г.)



    Напомним один из основополагающих принципов – сражение  является крайним и не желательным средством. Его возможно давать только при большом превосходстве сил и на выгодной позиции!
Канун битвы
Разбив 6 мая 1757 года австрийскую армию принца Карла Лотарингского под стенами Праги, Фридрих осаждает Прагу. Фридрих, опьянённый успехами, достигнутыми в начале войны, он рассчитывает, взяв Прагу, идти на Вену и нанести поражение Австрии ещё до реального вступления в войну России и Франции.
     В это время в Австрии готовят армию, которую должен возглавить фельдмаршал Даун. Время не ждёт: запасы продовольствия у защитников Праги должны в конце июня закончиться. Выступив в поход, Даун пытается искусными маневрами принудить Фридриха снять осаду Праги.
     В свою очередь, Фридрих высылает ему навстречу, для наблюдения, 18-и тысячный корпус герцога Бевернского. В конце-концов, сознавая невозможность одновременно осаждать Прагу и обеспечивать безопасность магазинов и коммуникаций, имея в тылу значительное войско противника, Фридрих решает сам пойти против Дауна. Филигранные манёвры Дауна сделали своё дело. Сняв часть сил с осады, Фридрих II соединяется 14 июня с корпусом герцога Бевернского. Первоначальный замысел короля состоит в том, чтобы маневрированием оттеснить австрийские силы из Богемии. Однако, поскольку Даун занял хорошо укреплённую позицию неподалёку от Праги и не собирается покидать её, ему не остаётся иного выбора, как атаковать противника. Встреча происходит у Колина. Итак, фельдмаршал Даун, во-первых, переиграл короля в манёврах, а во-вторых, выполнил главное условие - сражение  является крайним и не желательным средством. Битву возможно давать только при большом превосходстве сил и на выгодной позиции!
Силы сторон
    Даун имеет под началом 35 тысяч человек пехоты и 19-и кавалерии, всего 54 тысячи человек с 154 тяжёлыми орудиями. У Фридриха — 21 тысяча пехотинцев и 14 тысяч кавалеристов, всего 35 тысяч человек при 90 орудиях.
    Австрийцы занимают удачную позицию: оба фланга находятся на возвышенностях, левый фланг, к тому же, надёжно защищён цепочкой озёр от охвата. Центр, в промежутке между возвышенностями, глубоко эшелонирован и дополнительно прикрыт значительными силами кавалерии, поэтому, для уступающего по силам Фридриха, фронтальная атака невозможна.
Ход сражения
      Фридрих решает применить тактический приём, не раз обеспечивавший ему победу, так называемую «косую атаку»: основная тяжесть его атаки приходится против правого фланга противника, в то время, как в центре и на левом фланге осуществляются действия для отвлечения противника. Однако, Даун разгадал этот план и дополнительно усилил свой правый фланг. Несмотря на это прусской пехоте удаётся глубоко вклиниться в расположение правого крыла австрийской армии. Поскольку, однако, это прорыв, а не охват, она неизбежно оказывается окружена: австрийцы ударяют ей с фланга и в тыл. Осознав опасность, Фридрих пытается спасти положение атакой конницы в центре, но атака отбита. В свою очередь, в 18.00 сигнал к массированной кавалерийской атаке даёт Даун. Австрийская конница окончательно обращает пруссаков в бегство. Здесь особо отличается лёгкоконный полк Лигне.
Сражение продолжается шесть часов. Заявленные потери прусской стороны составляют 13 768 человек или 41,7 % всей армии, австрийские потери не превышают 9000 человек (16,6 %). Передав командование над остатками разбитой армии князю фон Дессау, Фридрих бежит к Праге. И это его не последнее бегство!
Итоги сражения
Битва при Колине стоила Фридриху всех его первоначальных успехов в Богемии, осаду Праги снять. Разделив свои силы в Богемии на две армии, одна из которых прикрывает Саксонию, другая путь в силезском направлении, Фридрих отступает в Саксонию. Вскоре, из-за угрозы со стороны французов и Имперской армии в Тюрингии, ему придётся увести свои главные силы и оттуда.
Тяжёлое поражение, понесённое им, наносит удар по мифу о непобедимости прусской армии и её полководца. Несомненно, значительная часть ответственности за это поражение лежит на самом Фридрихе: стремясь поскорее добиться осуществления своих политических целей, он слишком легко идёт на риск, решаясь на сражение с превосходящим по силам противником в неподходящем месте, и при этом явно недооценивает противника.
Потери сторон:
Пруссаки: 
- 3422 убитых (в том числе — 1 генерал, 68 офицеров),
- 4066 раненых (в том числе — 4 генерала, 199 офицеров),
- 5380 пленных (в том числе — 2 генерала, 118 офицеров),
- 926 дезертировавших (в том числе — 4 офицера).
Всего — 13 794 чел. (в том числе — 7 генералов, 389 офицеров),
45 орудий (в том числе — 4 гаубицы), 22 знамени.
Австрийцы: 
- 1002 убитых (в том числе — 903 австрийцев (1 генерал, 44 офицера), 99 саксонцев (1 офицер)),
- 5472 раненых (в том числе — 5325 австрийцев (1 фельдмаршал, 4 генерала, 284 офицера), 147 саксонцев (7 офицеров)), 
- 1640 пленных (в том числе — 1554 австрийцев (14 офицеров), 86 саксонцев (4 офицера)).
Всего — 8114 чел. (в том числе — 7782 австрийцев (1 фельдмаршал, 5 генералов, 342 офицера), 332 саксонца (12 офицеров)).


Фельдмаршал Даун

Наваляли

Память великих свершений

Рейд на Берлин
(октябрь 1757 г.)

   Впоследствии, один из великих скажет: «Взятая столица как испорченная девка, уже никогда не восстановит свою честь». Берлину предстояло стать штатной шлюхой Европы, и первыми её опробовали доблестные австрийские войска!

Получив приказ Карла Лотарингского Андраш Хаддик к 10 октября 1757 г. собрал корпус, состоявший из 300 пехотинцев, 2100 солдат граничар, 1000 драгун и кирасиров,  1100 гусар (общее количество 5100 человек). Артиллерия была представлена двумя 3-х фунтовыми и четырьмя 6-и фунтовыми орудиями.
Выполнение составленного им плана зависело от трех факторов: внезапности, знания местности и скорости нападения. Знание местности могли обеспечить солдаты, прежде служившие в армии Фридриха, способные указать дорогу и наиболее выгодные подходы к Берлину. Все остальное зависело от случая и инициативы командира. Прикрывая фланги главных колонн, Хаддик расчитывал скрыть движение своих войск. На приготовления ушло 24 часа - отряды выступили утром 11 октября 1757г.
Для охраны своих квартир Хаддик оставил отряд, состоявший из 1000 граничар, 240 тяжелых кавалеристов, 300 гусар, и двух 6-и фунтовых орудий. Связь с "базой" обеспечивал отряд из 300 гусар. Для защиты его главной колонны от возможных действий пруссаков был выделен отряд из 300 отборных гусар под командованием полковника Уйхази, двигавшийся к западу от основного движения колонны. Таким образом, непосредственно в набеге принимало участие не более 3160 пехотинцев и 1160 кавалеристов с двумя 4-х и двумя 6-и фунтовыми орудиями. Пруссаки, не считая мелких гарнизонов в городах и селениях расположенных на пути следования австрийских войск, располагали 5521 человек берлинского гарнизона.
16 октября Хаддик достиг Берлина. Неожиданность появления его войск вблизи прусской столицы была подобна взрыву петарды под самым ухом коменданта ее гарнизона. Парламентеры, посланные Хаддиком: капитан и трубач, потребовали от муниципального совета контрибуции. Члены совета и командир гарнизона, отказываясь верить, что враг подступил к самым воротам, так же отказались выполнить его требования. Тогда Хаддик с 300 отборными гусарами предпринял штурм Силезских ворот города. После краткого рукопашного боя им удалось ворваться за предел городских укреплений. Для контратаки комендант собрал три полных пехотных полка гарнизона. Превосходство в силах оборонявшихся казалась подавляющим. Однако к этому моменту к воротам успела подойти австрийская пехота. Не дав возможности пруссакам развернуться для боя Хаддик приказал своим гусарам атаковать широким фронтом центр отрядов противника, в то время как пехота атаковала правый фланг. Завязался рукопашный бой, после чего гарнизон был обращен в бегство. Собрав вместе гусар и пехотинцев внутри периметра городских стен, Хаддик не позволил своим солдатам продвигаться вперед по улицам города. Вместо этого к членам муниципалитета был послан новый парламентер. Требования были следующими: 600,000 серебряных талеров. Памятуя о столь решительных действиях атакующих члены муниципального совета согласились вести переговоры и после ночного совещания было принято решение выплатить контрибуцию в размере 200,000 талеров для Хадика, его офицеров и дополнительно 15,000 для солдат, принявших в этом предприятии участие. Были предоставлены и ценные подарки. 18 октября Хаддик отошел от Берлина.
На пути назад Хаддик отправил меньшую часть своего корпуса по направлению к Франкфурту на Одере, благодаря чему получил еще 30,000 талеров контрибуции. 21 октября он достиг Нойерсверда, где присоединился к армии фельдмаршала Маршалла. Так завершался наиболее смелое предприятие в современной военной истории. В ходе операции Хаддик потерял 88 солдат и 57 лошадей, получив 245,000 прусских серебряных талеров контрибуции. При этом потери противника составили 425 человек.
Его конница (в течение 10 дней) преодолевала 50 миль ежедневно, пехота - 32 мили.
Восторги по поводу удачного предприятия при венском дворе не знали предела. Императрица пожаловала герою этой победы высшую награду империи Габсбургов - Большой Крест Ордена Марии Терезии.



Генерал Хаддик
Битва под Бреслау 
(22.11.1757 г.)

      Очередная демонстрация превосходства умелого маневрирования над тактическим превосходством.

Командующие

Пруссия - Герцог Бевернский 

Австрия – Эрцгерцог Карл Лотарингский

Силы сторон
Пруссия – 38.400 тысяч (20.700 пехоты, 7.700 кавалерии, 80 орудий)
Австрия – 83.606 (из них 60.400 пехоты, 12.000 тяжёлой кавалерии, 228 тяжёлых орудий)
Накануне сражения
      Уйдя летом 1757 года в Тюрингию с основными прусскими силами для предотвращения возникшей угрозы со стороны французов и Имперской армии, Фридрих оставил, первоначально 45 тысячную, армию для заслона против австрийцев на пути в Силезию, в первую очередь, для прикрытия Швейдница и Бреслау. К ноябрю эта армия за счёт отсылки подкреплений другим прусским частям, но и, не в последнюю очередь, в результате неудачного для Пруссии исхода сражений при Мойсе, а, также, более мелких стычек (при Койшвице 25 сентября, при Баршвице 26 сентября) сократилась до 38 тысяч человек(40,5 батальонов, 102 эскадрона, 138 орудий, часть из которых была снята со стен Бреслау). Командующий армией герцог Бевернский, отступая под напором превосходящего противника и отказавшись, за неимением сил, от охраны Швейдница, ушёл за Одер и занял позицию в пяти километрах от Бреслау. Там он  и стоял в течение двух месяцев, сосредоточив все свои усилия на обороне Бреслау, предоставив инициативу австрийцам.
    Австрийцы на какое-то время оставили его в покое, если не считать мелких стычек в окрестностях Пильзница 3, 4 и 29 октября. Главная армия австрийцев прикрывает 28,4 тысячный корпус генерала Надашди, которому было поручено взять Швейдниц. 29 сентября Надашди появляется у стен крепости, 14 октября завершает её блокаду и 13 ноября берёт Швейдниц, после чего 19 ноября присоединяется к основным австрийским силам. Соединённое войско принца Лотарингского насчитывает 83606 человек (96 батальонов, 93 роты гренадеров, 141 эскадрон кавалерии, 228 тяжёлых орудий). Теперь наступает черёд герцога Бевернского. Командующий австрийской армией, ожидая, после Россбаха, появления Фридриха на Силезском театре войны, спешит взятием Бреслау поставить прусского короля в невыгодное для него исходное положение, овладев ключевыми позициями в Силезии.
      Противников разделяет река Лоэ, небольшой, но трудный, из-за заболоченных берегов, для переправы приток Одера, впадавший в Одер к западу от Бреслау у селения Пильзниц. Окопы и укрепления, построенные за два месяца пруссаками (всего около 30) были вытянуты на расстояние в 16000 шагов (приблизительно 12,5 километров) по равнине и располагались, где отдельно, где группами, где в линию, проходя через ряд селений (Пильзниц, Шмидефельд, Грэбхен, Габиц и др.). Для тех небольших сил, которыми располагал герцог Бевернский, оборонительная линия была слишком растянута. Для её сокращения герцог расположил свои укрепления слишком далеко от реки, так, что они не могли служить препятствием к переправе. Левый фланг (длиной в 4000 шагов или 3,2 километра) загибался, следуя очертаниям городских укреплений, в юго-восточном направлении. 21 ноября австрийцы занимают селение Критерн, создав плацдарм, угрожающий этому флангу герцога Бевернского. Герцог Бевернский готовится поэтому к атаке противника на левое крыло, приказав усилить его дополнительно тяжёлой артиллерией. Атака здесь была особенно опасна, так как благодаря изгибу оборонительной линии, в случае успеха, противник оказался бы ближе к Бреслау, чем пруссаки, занимавшие укрепления у Пильзница. Те были бы тогда отрезаны.
    На правом фланге герцога, протяжённостью 4000 шагов от Пильзница до Одера, располагались 11 батальонов пехоты, 2 роты егерей, 10 эскадронов кирасир, всего 7000 человек с 32 орудиями; правый центр (протяжённость 6000 шагов, селения Шмидеберг и Хёфген) состоял из 12 батальонов пехоты, 10 эскадронов кирасир с 34 орудиями, всего 7,5 тысячи человек, левый центр находился напротив переправы через Лоэ у Кляйн-Мохберна и состоял из выдвинутого к переправе редута, вооружённого четырьмя орудиями и располагавшихся за ним, между Кляйн-Мохберном и Грэбхеном 4 батальонов пехоты, 10 эскадронов кирасир с 32 орудиями, всего, 3,1 тысяча человек. Остальные силы пруссаков были сосредоточены на левом фланге.
      Австрийская армия на другом берегу Лоэ была разделена на два корпуса, на левом фланге, с основными силами- сам принц Лотарингский, на правом, напротив Цитена, командовавшего левым флангом пруссаков, корпус Надашди. План австрийцев не отличался особым изыском, полагаясь на своё численное превосходство. Запланировано наступление по всему фронту четырьмя независимыми колоннами, каждая из которых ведёт, так сказать, собственное сражение.
Ход сражения
    Сражение началось артобстрелом прусских позиций в 9.30 утра. Под прикрытием огня австрийцы наводят семь понтонных мостов через Лоэ, пруссаки, за исключением тех, кто находился у Кляйн-Мохберна, эти переправы видеть не могут.
      Первую атаку предпринял Надашди со стороны Кинбурна, первоначально ему удалось добиться некоторых успехов, однако, затем он был остановлен и отброшен Цитеном, потеряв 13 орудий. Остаток дня корпус Надашди бездействовал. Здесь австрийцы ограничились обстрелом прусских позиций, нанёсшим мало вреда. Тем не менее, Надашди парализовал силы Цитена, который, имея перед собой врага, превосходящего его втрое, не мог выделить подкреплений на другие участки сражения.
      В час дня началась одновременно атака австрийцев на Кляйн-Мохберн (генерал Шпрехер) и Пильзниц (генерал Койль), затем, с запозданием, в центре, против Шмидефельда (генерал Урберг). Кляйн-Мохберн был слабейшим пунктом оборонительной линии, 3 тысячный прусский отряд защищался отважно, но, против врага, превосходившего его в 8 раз, был заведомо обречён на неудачу. Захватив прусские позиции, австрийцы выделили из состава колонны 13 батальонов пехоты и артиллерию для атаки левого края прусского центра, где наступавшая колонна австрийцев столкнулась с сильным сопротивлением. В результате, атакованные с фронта и слева, пруссаки потеряли часть своих редутов и понесли сильные потери. Полной неудачей закончилось, напротив, австрийское наступление у Пильзница. Прусские войска на правом фланге смогли отбить все атаки австрийцев.
     Сражение продолжалось весь день. С наступлением ночи, герцог Бевернский, чей центр серьёзно пострадал, в то время, как фланги почти не понесли потерь, пытается сформировать своё войско по-новому, планируя в полночь внезапной ночной атакой отбросить австрийцев обратно за Лоэ. Неожиданно, в то самое время, когда герцог находится на пути к Цитену, чтобы обсудить с тем детали своего плана, прусские части правого фланга и центра начинают поспешное отступление. Кто отдал приказ к отступлению, так и не удалось впоследствии выяснить. В итоге, левому крылу пруссаков остаётся только присоединиться к уходящим. Солдат удаётся остановить лишь в пригороде Бреслау. Австрийцы их не преследовали и, кажется, даже не знали об отходе противника.
После сражения
     Усилив частью своего корпуса гарнизон Бреслау, герцог Бевернский приказывает остальным частям, в том числе, Цитену отход в направлении Глогау (ныне Глогув в Польше). Сам он в скором времени оказывается в австрийском плену, неслучайно, как тогда злословили, но из-за страха предстать перед своим королём, уже находившимся на пути в Силезию. Деморализованный поражением, окружённый враждебно настроенным по отношению к пруссакам католическим населением Бреслау, гарнизон крепости под началом генерала Лествица недолго выдерживает осаду, возглавленную генералом Надашди. 25 ноября пруссаки капитулируют, выговорив себе право свободного выхода. Однако, из 4277 солдат гарнизона лишь 599 приходят в Глогау, остальные дезертируют.

Потери:

Пруссаки - 2730 убитых(в т.ч.- 2 генерала, 37 офицеров), 2463 раненых(в т.ч.- 2 генерала, 85 офицеров), 623 пленных(в т.ч.- 1 генерал, 22 офицера), 534 дизертировавших. Всего - 6350 чел.(в т.ч.- 5 генералов, 144 офицера), 36 орудий(в т.ч.- 2 гаубицы, 2 мортиры), 5 знамён.

Австрия - 693 убитых(в т.ч.- 1 генерал, 43 офицера), 4699 раненых(в т.ч.- 235 офицеров), 459 пленных(в т.ч.- 5 офицеров). Всего - 5851 чел.(в т.ч.- 1 генерал, 283 офицера), 4 орудия.




                                          Эрцгерцог Карл Лотарингский


Бой у Домштадля
(30 июня 1758 г.)

    Классический пример, когда действия на коммуникации малыми силами способны решать стратегические задачи. Напоминаем: «Главное манёвр… б) малыми силами для действий на коммуникациях противника».
Командующие:
Ганс Иоахим фон Цитен
Эрнст Гидеон Лаудон
Силы сторон:
Пруссаки - 14 тысяч
Австрийцы - 15 тысяч
Ход боёв

      Весной и летом 1758 года 8-тысячный корпус генерал-фельдвахтмейстера Лаудона составлял авангард армии Дауна в Моравии и Богемии и имел задачей действовать против коммуникаций противника. Генерал Лаудон, имевший большой опыт так называемой "малой войны", успешно справлялся с возложенной на него задачей, заставляя самого Фридриха отвлекаться на борьбу с диверсиями его отряда. В июне австрийская разведка получила сведения о большом транспорте, направленном из Циттау пруссакам, осаждавшим Ольмюц и испытывавшим острую нехватку боеприпасов. Лаудон выступил навстречу, устроив засаду на дороге следования обоза в районе Гундерсдорфа. Генерал-фельдвахтмейстер, фрейхер Сискович со своим корпусом следовал за Лаудоном, составляя прикрытие. Первая схватка с конвоем обоза, насчитывавшего 4000 подвод, закончилась 28 июня поражением австрийцев: потеряв 566 человек ( из них 2 офицера, 51 солдата убитыми, 4 офицера, 110 солдат - ранеными, 399 солдат - пленными) и 1 орудие, Лаудон был вынужден отступить при известии о приближении гусаров Цитена. Пруссаки также понесли серьёзные потери: многие подводы были повреждены или взорваны, лошади перебиты, возницы разбежались. Прибывший Цитен, взявший на себя теперь командование конвоем, первым делом должен был отрядить своих гусаров на поиски возниц по соседним лесам и селениям. Полтора дня понадобилось пруссакам на устранение повреждений, прежде, чем они смогли вновь двинуться в путь. В это время Лаудон соединяется с Сисковичем и вместе они организуют новую засаду у Домштадля. Пропустив мимо себя приблизительно 4000 человек конвоя, Лаудон даёт сигнал к атаке. На сей раз атаке сопутствует полный успех. Лаудон берёт в этот день 650 пленных, среди них, одного генерала, Сискович берёт 1000 пленных, австрийцы захватывают 14 орудий. Потери пруссаков убитыми и ранеными составляют примерно 2,5 тысячи человек. Сам Цитен едва не погибает в этом бою. Из обоза в 4000 подвод пруссакам удаётся довести до цели лишь 200 подвод. 1000 они вынуждены сами взорвать во время бегства, остальные достаются врагу. Австрийцам победа достаётся также нелёгкой ценой - потери Лаудона превышают тысячу человек.
Итоги
Бой закончился полным поражением пруссаков. Австрийцам удалось захватить охранявшийся Цитеном обоз с боеприпасами, направлявшийся к осаждавшему Ольмюц корпусу фельдмаршала Кейта. В результате осаду Ольмюца пришлось снять, прусские войска были вынуждены уйти обратно в Силезию, их весенне-летний поход в Богемию и Моравию завершился провалом. За этот успех Лаудон был произведён в фельдмаршал-лейтенанты.
Потери:

Пруссаки: 1251 убитых и раненых, 1650 пленных(в т.ч.- 1 генерал, 39 офицеров). Всего - 2901 чел., 14 орудий. 
Австрийцы: 1000 убитых и раненых.


Генерал Лаудон



Битва при Хохкирхе – Незаслуженно забытое Величие Австрии
(14 октября 1758 г.)

В этом сражении Фридрих потерпел второе в своей жизни, после Колина, поражение и первое катастрофическое.
Накануне сражения

Большинство неудач Фридрих, прославленный полководец своего времени, потерпел из-за своего самомнения, из-за склонности пренебрежительно относиться к противнику и нежеланию считаться ни с предостережениями, ни с результатами разведки, когда те противоречили его собственным представлениям и планам. При жизни Фридриха его критиковал за это его брат Генрих  (больше никто не осмеливался), бывший по характеру более осторожным человеком и осмотрительным военачальником. Сражение при Хохкирхе является ярким примером тому, как недооценка противника Фридрихом обернулась для пруссаков тяжёлым поражением.
Результаты битвы при Цорндорфе и отход русских войск к Висле заставили австрийского главнокомандующего Дауна отказаться от первоначального плана идти на соединение с русскими, теперь он решает направиться на соединение с Имперской армией. Совместно с ней он рассчитывает разбить корпус Генриха Прусского, прикрывающий Саксонию.
Узнав о движении Дауна, Фридрих, оставив 17-тысячный корпус генерала Дона для наблюдения за русскими, с 15 батальонами и 38 эскадронами немедленно направляется в Саксонию, уже в дороге соединившись с 33-тысячной армией маркграфа Карла Бранденбург-Шведтского, оставленной им в августе в Силезии  против австрийцев. Ему удаётся благополучно соединиться с Генрихом. Объединённое прусское войско насчитывает 60 тысяч человек против 100 тысяч у противника. Даун опять смог собрать в нужном месте нужное превосходство сил.
Осторожный Даун укрывается, при приближении прусского короля, в укреплённом лагере в Штольпене. Он рассчитывает пересидеть здесь, сковывая основные силы пруссаков, до тех пор, пока австрийский отряд генерала фон Харша не возьмёт крепости Нейссе, которая должна в будущем стать опорным пунктом для отвоевания Силезии. План Фридриха заключается в том, чтобы, угрожая коммуникациям Дауна, вынудить того покинуть Саксонию. Ему удаётся заставить Дауна оставить лагерь у Штольпена и занять другую позицию, в 30 милях от оставленной. Фридрих следует за австрийцами, пребывая в полном убеждении, что ещё несколько дней, и он вытеснит их окончательно назад в Богемию. Но Даун в очередной раз переиграл Фридриха в манёвренной войне.
     Не обращая внимания на возражения своих генералов, Фридрих приказывает разбить временный лагерь в крайне ненадёжном месте, прямо у подножия занятых австрийцами высот. Он совершенно уверен в том, что одного его присутствия достаточно, чтобы парализовать Дауна и без того уклонявшегося от столкновений. И в этом он ошибается. «Хотя австрийцы и не обладали врождённой свирепостью русских, — пишет известный английский историк  Кристофер Даффи, — они были опасны благодаря накопленному за годы войны опыту и техническим знаниям их военачальников и военных инженеров». 
     Войско Дауна превосходит прусское более, чем вдвое. Исполнявший при Дауне обязанности начальника штаба, Франц Мориц Ласси настоятельно советует своему шефу использовать подавляющее численное превосходство и неудачную позицию пруссаков и атаковать их.
Силы противников и диспозиция
Австрийские силы: 
- Главная армия: 60.000 чел. (46.000 пехоты, 14.000 кавалерии)
- Корпус Баден-Дурлаха: 18.000 чел.
- Всего артиллерии: 240 орудий (из них 44 12-фунтовых орудий и гаубиц в ГА, 6 12-ф. орудий и гаубиц в корпусе Дурлаха)
Прусские силы: 
- Главная армия: 50.000 чел.
- Корпус Ретцова: 10.000 чел.
- Всего орудий: 200 (в т.ч. 140 тяжёлых)
   Накануне сражения Фридрих выделил 10-тысячный деташимент  генерала Ретцова для занятия горы Штромберг, господствовавшей над окружающей местностью. Обнаружив, что австрийцы опередили его и установили на горе тяжёлую артиллерию, Ретцов отказался рисковать жизнью своих солдат, был смещён и посажен под арест. Его корпус остался в Вайссенберге. 
     Остальные солдаты Фридриха были разбросаны на довольно большом пространстве лагеря (приблизительно 6000 шагов в длину, за шаг обычно принимается 0,8 метра), имевшего форму вытянутой латинской «S». 9 батальонов пехоты, составлявшие левый фланг, хотя и были усилены батареей тяжёлой артиллерии, находились в изолированной от остального войска позиции. Центр располагался между селениями Родевиц и Хохкирх. 11 батальонов пехоты и 28 эскадронов кавалерии на правом фланге размещались в Хохкирхе и поблизости от него, образуя обращённый на запад клин. Улочки Хохкирха были узки, но кирха не уступала размером кафедральному собору. К югу от неё находилась главная батарея пруссаков, состоявшая из 20 двенадцатифунтовых и 6 лёгких орудий, охранявшаяся тремя батальонами гренадеров и двумя нерегулярными батальонами. Позиция правого фланга вплотную примыкала к горе Куприцер, занятой австрийцами. 
Диспозиция Ласси предусматривала атаку несколькими колоннами, причём, основной удар наносился по Хохкирху: две сильных колонны пехоты атаковали со стороны горы Куприцер, в то время, как две колонны, в основном, кавалерии нападали на деревню с фланга и с тыла, отрезая противнику путь к отступлению. Фронтальная атака обещала быть особенно успешной, так, как австрийцы, при сосредоточении и в движении были надёжно укрыты густым лесом на горных склонах, по открытой местности им предстояло преодолеть совсем короткое расстояние. 
Ход сражения
     Ночь с 13 на 14 октября выдалась сырой и туманной, звёзд не было видно на небе. В пять утра (светает в это время года не раньше семи) дюжина ракет разорвала на миг темень, подав австрийцам сигнал к атаке. Долго и безуспешно пытались в это утро адъютанты Фридриха, ночевавшего в Родевице, добудиться своего короля, тот очнулся лишь, когда пули защёлкали по стенам дома, где он остановился на ночлег. Битва за Хохкирх была к этому времени в полном разгаре. Генералы Цитен  и Кроков (пал в сражении) отчаянными атаками отбивали колонны австрийцев, пытавшихся зайти в тыл к деревне. Многие пруссаки, застигнутые врасплох, сражались полуодетыми, а то и вовсе раздетыми. Между прочим, приказ раздеваться перед отходом ко сну, в прусской армии ничего не делалось без приказа, был отдан лично Фридрихом.
     В самой деревне царил невообразимый хаос, прусской армии, как воинского соединения, за исключением небольшого отряда майора фон Лангена, засевшего за церковной оградой и отбивавшего одну австрийскую атаку за другой, больше не существовало. Со стороны не принимавшего участия в сражении центра, в Хохкирх беспрерывно текли подкрепления, лишь увеличивавшие давку и неразбериху на узких улочках деревни. Плотная масса прусских солдат являлась отличной мишенью для австрийской артиллерии, косившей их, как траву. Сдавленные в толпе, трупы убитых картечью не падали, оставаясь стоять. Туман и густой пороховой дым мешали видеть дальше, чем на расстоянии вытянутой руки.
    Не лучше обстояло дело и на левом фланге, где австрийцам удалось захватить прусскую батарею, ключевую позицию этого фланга. Всё это время Фридрих метался с одного участка боя на другой, затыкая дыры и собирая своих людей. Он даже не пытался контратаковать противника, а лишь спасал то, что ещё можно спасти. Лошадь была убита под ним, сам он чуть не погиб. Наконец, он получил желанное подкрепление на правом фланге, посланное от корпуса Ретцова из Вайссенберга. С помощью подошедшей кавалерии удалось, наконец, справиться с опасностью в тылу Хохкирха, и разблокировать, тем самым, путь к отступлению. Остатки прусского войска отошли к Дёберицу, где был разбит новый лагерь. Многим спастись не удалось: так, солдаты майора фон Лангена, окружённые со всех сторон, пытаясь совершить штыковой прорыв к своим, полегли все до одного на узкой улочке прямо за кирхой.
Итоги сражения.
Лишь в Дёберице, когда прошёл угар боя, стал очевиден размер катастрофы, постигшей прусскую армию, катастрофы, которую Фридрих мог с полным правом отнести на свой счёт. Потери пруссаков превышали 9 тысяч человек, без малого треть всего войска. 104 орудия, 28 знамён и 2 штандарта достались австрийцам. Тяжёлые потери понёс командный состав. Пушечным ядром оторвало голову принцу Францу Брауншвейгскому, шурину короля, младшему брату его жены. Обезумевшая от страха лошадь принца, потеряв седока, долго носилась взад-вперёд по полю сражения. Был тяжело ранен и попал в плен популярный в прусском войске военачальник, князь Мориц фон Дессау.  Он уже не вернётся в строй: отпущенный австрийцами под честное слово (и такое тогда практиковалось!) на лечение раны в Пруссию, он заболеет во время лечения и умрёт от болезни в 1760 г.  Но больше всех утрат Фридрих переживал смерть фельдмаршала Кейта. Кейт был его другом, насколько короли вообще могут иметь друзей, близким советником и наставником.  Австрийцы потеряли 7.579 человек убитыми, ранеными и пропавшими.
Последующие события
После разгрома под Хохкирхом, Фридрих обращается к брату с просьбой о подкреплении. 20 октября Генрих сам появляется в Дёберице во главе 8 батальонов пехоты и 5 эскадронов гусар. Фридрих, не мешкая, со всеми своими силами быстрыми переходами направляется обратно в Силезию, где, в его отсутствие, 20-тысячный деташимент  австрийцев под началом генерала фон Харша осаждает крепость Нейссе. Даун в это время решает направиться к Дрездену. Таким образом, прусское и австрийское войско уходят в противоположных направлениях, удаляясь друг от друга.




Заметались


Опять наваляли
Битва у Кунерсдорфа
(12.08.1759 г.)
Очередная катастрофа прусской армии

Силы сторон
Пруссаки:
48.000 чел., 200 орудий
Союзники:
- 46.200 русских (из них 5.200 калмыков)
- 18.500 австрийцев (36,1%)

   Эта битва проходила под русским командованием. Но что интересно, фельдмаршал-лейтенант Лаудон, понимая, что русских трудно подвигнуть к битве с пруссаками, сделал всё возможное от себя, что бы соединиться с ними. Мало того, имея статус союзника, сам отдал себя в подчинение русского главнокомандующего. А дальше произошла битва прусского тактического мастерства с русской стойкостью помноженной на абсолютную неспособность к манёвру на поле боя. Манёвренным элементом союзников стали австрийцы:
- именно австрийцы усилили разгромленный левый фланг русских. Лаудон послал туда Баденский полк (Баден-Баден), полк своего имени и австрийских гренадёров. Русские полки нетронутого левого фланга только впоследствии за ними последовали;
- именно австрийская кавалерия (драгунские Лихтенштейна и Колловрата, лёгкоконный Лигне) начала атаку на левый фланг пруссаков, приведшей к окончательному разгрому пруссаков. Казаки и прочая русская кавалерия, опять же, только присоединилась к ним. 
Потери
Пруссаки:
6271 убитых, 1356 пропавших без вести, 11342 раненых, 4599 пленных, 2055 дезертировавших. Всего —25.623 чел.(в том числе 540 офицеров), 172 орудия (Из которых 164 русских, захваченных вначале наступления, и 8 прусских), 27 знамен, 2 штандарта.

Союзники:
7.060 убитых(в том числе- 5614 русских, 1446 австрийцев), 1150 пропавших без вести (в том числе 703 русских, 447 австрийцев), 15302 раненых (в том числе- 12.864 русских, 2.438 австрийцев), 5000 пленных(в начале баталии). Всего — 23.512 чел.(в том числе 20.181 русских (566 офицеров), 8.331 австрийцев (29,2%) (216 офицеров)).
    Это сражение стало примером того, что австрийская армия была способна совместно драться и с армией другого класса, беря инициативу на себя.





Бой у Корбица
(21.09.1759 г.)
Ещё один пример австрийского манёвренного превосходства.


   После понесённых потерь в ряде сражений 1759 года Фридрих II принимает решение на ведение малой войны против австрийцев. Цель – отвлечь их силы пока сам будет пополнять свою потрёпанную армию. Но пополняя главные силы он неизменно терял людей в малых боях. Одним из них стал бой у Лётайна. 
   Фридрих поручает своим генералам Финку и Вуншу одновременно две взаимоисключающие задачи: 1) действовать на коммуникации австрийцев и 2) прикрыть переправы через Эльбу. Для прусских генералов задача упростилась, когда к ним подошли крупные силы австрийцев, которые, в свою очередь, выполняли почти схожие задачи – действия на коммуникации и захват переправ через Эльбу. Пруссаки, предвидя австрийскую атаку, построили цепь укреплений на подходах к городу Мейсен.
Силы сторон:
Австрийцы, объединённые силы австрийцев и Имперской армии – 30.300 человек.
- Корпус герцога Цвейбрюкена (правый) – 14.000 чел.
- Корпус Хаддика – 16.293 чел. (6.721 пехоты, 5.286 тяжёлой кавалерии, 3.416 кроатов, 870 гусаров, 74 пушки).
Пруссаки:
- 18.000 человек.
Ход сражения
   Австрийцы двумя колоннами, с запада и востока, начали наступления на позиции пруссаков. Но тевтоны не собирались ждать развязки событий и попытались воспользоваться разобщённостью австрийских войск. Генерал Вунш обрушился на колонну Цвейбрюкена. Несмотря на некоторое замешательство, австрийцы и имперцы смогли отбить несколько яростных атак врага. Слева, генерал Финк частью своих сил обрушился на войска генерала Брентано. Но в самый разгар атаки во фланг пруссаков ударил корпус Хаддика. Пруссаки были разгромлены. Финк и Вунш оставили свои позиции и ушли за р. Эльбу.
Потери:
- Австрийцы: союзный корпус потерял 1.617 чел., корпус Цвейбрюкена – 203 чел., корпус Хаддика – 1.414 чел.
- Пруссаки: 1.350 человек, 1 штандарт, 10 орудий (штандарт и орудия захватил корпус Хаддика).





Сражение при Максене
(20 ноября 1759 года)

Классический пример манёвренного превосходства австрийцев, итогом которого было полное уничтожение отдельного прусского корпуса.

Командующие:
Фридрих Август фон Финк
Леопольд Йозеф граф Даун
Силы сторон:
Пруссаки: не менее 15.000 человек (11.00 пехоты, 4.000 кавалерии)
Австрийцы: 
- корпус О`Доннела 17.000 человек
- корпус ГФВМ Брентано 6.000 человек.
- Имперские войска ФМЛ Штольберга 9.000 человек.

      В конце 1759 года основные силы как Фридриха, так и австрийцев под командованием фельдмаршала Дауна находились в Саксонии, в окрестностях Дрездена. Убедившись в том, что австрийцы мало расположены к активным действиям, Фридрих принимает решение своими активными действиями на коммуникации противника принудить Дауна к оставлению Саксонии. Что бы облегчить Дауну решение об отходе, он посылает небольшие летучие отряды для действий против коммуникаций и путей снабжения австрийцев. И, наконец, посылает целый 15-тысячный корпус под командованием заслуженного генерала Финка для того, что бы тот тревожил Дауна с тыла. Но это уже, что называется, епархия австрийцев – малая манёвренная война. Соответственно, пруссаки попадают в ловушку. 18 ноября Финк разбивает лагерь на высотах под Максеном, ныне носящих название «Finckenfang» («Финкенфанг», в переводе: ловля (или улов) Финка). С этих высот открывается прекрасный вид на Саксонскую Швейцарию. Однако этим преимущества позиции кончались: в тылу у Финка находилась река Мюглиц, отрезавшая ему возможность к отступлению, от основных прусских сил он был отделён тогда огромным и почти непроходимым Тарандским лесом.
    Последующие события показали, что преувеличивать пассивность австрийцев было большой ошибкой Фридриха: оставив первый эшелон своего войска в лагере, Даун направил против возникшего в его тылу прусского корпуса соединённый 32-тысячный отряд австрийцев и имперцев. Отряд шёл тремя колоннами, каждая из которых имела своё задание: генерал-лейтенант принц Штольберг с имперцами, хорватами и австрийскими гусарами загораживал для Финка с востока путь отступления к Эльбе, генерал Брентано с 6-тысячным отрядом наступал с севера, основные силы австрийцев в количестве 17 тысяч человек атаковали позицию пруссаков в центре. Капкан захлопнулся.
     Сражение началось в половине четвёртого вечера и продолжалось меньше трёх часов. При первой же атаке австрийцев пехота Финка побросала оружие и побежала… к врагу. Дело в том, что, составлявшие костяк прусской пехоты, батальоны Цастров, Ребентиш и Грабов были почти целиком укомплектованы саксонскими и русскими военнопленными, силою загнанными на прусскую службу. Для тех это был удобный случай перебежать к своим. Массовое дезертирство, которое он был не в силах предотвратить, в один миг лишило Финка половины его пехоты. С наступлением темноты бегство пруссаков стало повальным. 20 эскадронов кавалерии под командованием генерал-майора Вунша попытались совершить прорыв, но были остановлены гонцом, сообщившим, что генерал Финк капитулировал и они подпадают теперь под условия капитуляции.
    В плен попали — 13.750 человек, среди них — 9 генералов, 540 офицеров. Захвачено 71 орудие (в т.ч. 9 гаубиц), 96 знамен, 24 штандарта. Убито и ранено 1211 чел. Таким образом, потери пруссаков были примерно равны их потерям при Цорндорфе, 500 офицеров составляли десятую часть всего прусского офицерского корпуса. Для Фридриха, всегда испытывавшего нехватку солдат, это был страшный удар, которого он до конца своей жизни участникам битвы при Максене не простил. Гусарский полк Герсдорф был вычеркнут из списков прусской армии, генералов, вернувшихся из плена, ждал военный суд. Сам Финк был приговорён к двум годам заключения в крепости, отсидев их, он эмигрировал в Данию.
    Но даже сильнее реальных потерь короля угнетал позор капитуляции практически без боя, наносивший удар по традиционной репутации прусской армии.
Потери австрийцев: 304 человека убитых и 612 раненых.




Бой у Мейссена
(4 декабря 1759 г.)

    Ещё один бой на полное уничтожение в ходе манёвренной войны.
Командующие:
Генерал Дирике
Генерал Бек
Силы сторон:
Австрийцы: 6.000 человек участвующих в бою.
Пруссаки: 5.000 человек.

     Небольшой деташемент прусского генерала Дирике, направленный для охраны переправы через Эльбу, был окружён у Заксендорфа недалеко от Мейссена намного превосходящим его по силам корпусом австрийского генерала Бека, подошедшего из окрестностей Циттау. Ледоход на Эльбе отрезал прусским силам путь к бегству. После короткого ожесточённого боя прусский корпус был полностью уничтожен. Около 1500 человек во главе с командиром корпуса, генералом Дирике, попали в плен. 
   Этот инцидент, незначительный сам по себе, заслуживает упоминания, поскольку он произошёл через две недели после сражения при Максене, где в плен сдались почти 14 тысяч прусских солдат. В свою очередь, Максен последовал вскоре за разгромным поражением пруссаков при Кунерсдорфе. В конце 1759 года, казалось, всё объединилось против Фридриха, чтобы лишить его остатков его армии. Потери в живой силе были для пруссаков намного чувствительней, чем для их противников: команды прусских вербовщиков рыскали чуть ли не по всей Европе, не останавливаясь перед обманом (выдача фальшивых офицерских патентов) и прямым похищением людей, в занятой Саксонии развернулась настоящая охота на молодых мужчин, пленных солдат противника силой заставляли принимать присягу прусскому королю — и всё же людей катастрофически не хватало. В этих условиях потеря 2000 солдат являлась серьёзной утратой.
    И ещё одно разочарование ожидало Фридриха: после стольких успехов австрийский главнокомандующий граф Даун не думал уходить на зимние квартиры в Богемию, как на то рассчитывал прусский король, а остался в окрестностях Дрездена. Обе армии, австрийская и прусская, зимовали, стоя друг против друга, в Саксонии.
Потери:
Пруссаки: 258 убитых и раненых (в т.ч. 13 офицеров), 1544 пленных (в т.ч. 1 генерал, 48 офицеров). Всего — 1801 чел. (в т.ч. 1 генерал, 61 офицер), 9 орудий (в т.ч. 1 гаубица). 
Австрийцы: 72 убитых (в т.ч. 1 офицер), 115 раненых (в т.ч. 2 офицера). Всего — 187 чел.(в т.ч. 3 офицера).



                                              Сражение при Ландесхуте
(23 июня 1760 года)

  И ещё одно сражение на полное уничтожение пруссаков
Командующие:
Пруссия - Генерал-лейтенант  Генрих Август барон де Ла Мот Фуке (сын французского гугенота)
Австрия - ФМЛ Эрнст Гидеон Лаудон
Силы сторон:

Пруссаки: 11.427 (9.542 пехоты, 1.885 кавалерии, артиллерия) 
Австрийцы: 35.000 (28.000 пехоты, 7.000 кавалерии, артиллерия)
    После Максена слово «деташемент» больше никто не решался произносить в присутствии прусского короля. Однако судьбе было угодно, чтобы в то время, когда рана, нанесённая Максеном, ещё не успела зажить, Фридрих II потерял ещё один подобный отряд.
     Генерал Фуке со своим небольшим корпусом имел задание занять Ландесхут, транспортный узел, обладание которым было важно в случае возвращения Фридриха в Силезию для обеспечения снабжения прусской армии. Находившийся кроме Фуке в Силезии, принц Генрих Прусский был вынужден оставить её и перейти со своей армией в Неймарк в связи с продвижением русских войск. Корпус Фуке т.о. остался совершенно изолированным. Этим обстоятельством воспользовался Лаудон, окруживший разрозненные в горах к югу и востоку от городка Ландесхут позиции корпуса и полностью уничтоживший его. Лишь около 1700 смогли прорваться к Бреслау, под защиту крепостных укреплений. 
      Горечь потери целого корпуса несколько смягчали известия о том, что прусские солдаты, в отличие от Максена, не капитулировали перед превосходящими силами врага, но дрались как львы, показывая чудеса храбрости.
Потери:
Пруссаки: 1.917 убитых и раненых(в т.ч.- 27 офицеров), 8.299 пленных(в т.ч.- 3 генерала, 222 офицера). Всего – 10.300 чел.(в т.ч.- 3 генерала, 249 офицеров), 68 орудий (в т.ч.- 9 гаубиц), 34 знамени, 2 штандарта. 
Австрийцы: 774 убитых(в т.ч.- 18 офицеров), 2.144 раненых(в т.ч.- 81 офицер). Всего – 2.888 чел.(в т.ч.- 99 офицеров ).
     Победив в сражении, генерал Лаудон занял позицию у Лигница, осадил Глац, капитулировавший 26 июля, и послал отряд осаждать Бреслау. Всё это заставило Генриха Прусского спешно возвратиться в Силезию, 8 августа он появился под Бреслау. 15 августа состоялось сражение под Лигницем.
   P.S.  Два личных момента небезынтересно упомянуть в связи с этим сражением. Генерал Фуке принадлежал к числу друзей юности короля, а разгромивший его генерал Лаудон пытался после выхода из русской службы поступить на службу в Пруссии, но Фридрих отказал ему, признав его негодным быть офицером прусской армии.


Эрнст Гидеон Лаудон
     Второй рейд на Берлин
       (октябрь 1760 г.)

    В октябре 1757 года австрийский генерал Андраш Хадик показал всей Европе уязвимость Берлина, на один день завладев прусской столицей со своим летучим отрядом.
    После ряда успехов в кампанию 1759 года кампания 1760 года разочаровала союзников. Несмотря на подавляющее численное превосходство, они не смогли добиться решительных успехов. Cтолица Пруссии, Берлин, при этом оставалась незащищенной, в связи с чем появилась идея совершить новый рейд на Берлин.
    Чтобы побудить к этому русского командующего Салтыкова, его австрийский коллега Даун предложил поддержать вылазку вспомогательным корпусом.
Рейд
    20 000 русских, под начальством Чернышёва, и 15 000 австрийцев, под начальством Ласси и Брентано, выступили в Бранденбургскую область. Издали прикрывал их Салтыков со всей своей армией. Австрийцы, побуждаемые союзным долгом, сделали без единого дня отдыха форсированные марши. За 10 дней они прошли 400 миль. Русский генерал Тотлебен, урожденный немец, долго живший в Берлине, вел авангард русского корпуса, а так как все тут зависело от деятельности первого прибывшего, то он так спешил, что 3 октября, на шестой день по выступлении из Бейтена в Силезии, с 3 000 человек стоял уже под стенами Берлина.

     Прусская столица не имела валов и стен. Она была защищена лишь гарнизоном в 1 200 человек и потому не могла сопротивляться. Комендант Берлина, генерал Роков, тот самый, которого посетили австрийцы три года тому назад, уступая просьбам отдельных представителей города, приготовился к обороне. Представители эти были: старый фельдмаршал Левальд и раненый великий генерал Зейдлиц, которые из патриотизма собирались лично отстаивать маленькие укрепления перед городскими воротами. Все взялись за оружие, даже инвалиды и больные. После отказа сдаться в тот же день начался обстрел города брандскугелями и гранатами из гаубиц, а ночью двое ворот подверглись яростному штурму. Начались пожары во многих пунктах, но они вскоре были потушены, а штурмовавшие отбиты. Русские отказались от штурма. На следующий день принц Евгений Вюртембергский пришел на помощь городу с      5 000 человек.
    В один день он прошел 9 миль и был принят в Берлине, как посланный небом избавитель. Город быстро доставил войску его множество убойного скота, а также несколько сотен тонн пива и водки. Лишь только оно немного отдохнуло, как принц тотчас же атаковал Тотлебена и погнал его вплоть до Кёпеника.
     Но тут явился корпус Чернышёва. Он тоже намеревался отступить без битвы, но убедительное красноречие союзников остановили его. Тотлебен был значительно подкреплен и выступил снова, так что пруссакам пришлось отойти из-за превосходства неприятельских сил. Между тем подошел и Гюльзен со своим корпусом из Саксонии. Однако теперь неприятель был настолько силен, что мог удержаться под стенами столицы. Но, продлись это состояние несколько дней, Берлин был бы спасен, так как Фридрих уже выступил из Силезии, а отступление австрийцев и русских уже было решено их военным советом, еще до завоевания города. Но прусские полководцы считали, что предприятие их слишком рискованно из-за появления главной армии русских в окрестностях Франкфурта-на-Одере и приближения генерала Панина, выступившего с семью полками для подкрепления Чернышева. Кроме того, безумно было защищать с 14 000 войска неукреплённый город, имевший более двух миль в окружности и неизбежно обреченный на погибель при бомбардировке. Не хотели также испытывать счастья и в открытом сражении, так как в случае поражения Берлин стал бы жертвой беспощадного грабежа. Потому оба прусских корпуса ушли в Шпандау и оставили столицу на произвол судьбы.
Последствия
    В Берлине было взято в плен: 105 офицеров (1 генерал, 4 полковника, 3 подполковника и др.), 1.457 нижних чинов. Освобождено: 178 шведов, 313 саксонцев, 426 австрийцев, 289 имперцев.
    После рейда в русской армии началась «новая кампания» - участники рейда перессорились между собой за право быть самыми героями рейда. Австрийцы с честью ушли к своим войскам.
     Всё таки, именно австрийцы играли главную роль в рейде:
- Их было около 50% участников рейда. Без них русские не решились бы.
- Именно австрийцы постоянно подгоняли русских, настаивая на продолжении рейда.
- И, наконец, именно они были главными консультантами в ходе рейда.



Сражение при Лигнице
(15 августа 1760 года)

   В этом сражении ярко проявилась слабость прусской армии. В многочисленных сражениях, в том числе, на истребление прусских отдельных отрядов, Фридрих лишился костяка своей превосходной армии. Имея под рукой «сырой» материал он уже не помышлял о великих свершениях. Мало того, в этой битве он еле-еле смог отбиться от значительно меньшего корпуса Лаудона, вырвавшись из очередной западни, устроенной Дауном.

Командующие:
Фридрих II
Генерал Лаудон. Фельдмаршал Даун
Силы сторон:
Пруссаки: 30.100 человек.
Австрийцы: 
- главные силы (не приняли участия в битве) – 33.900 человек.
- корпус Лаудона – 24.500 человек (20.000 пехоты, 4.400 кавалерии, артиллерия)
Накануне сражения

     Тяжёлые поражения 1759 года при Кунерсдорфе и Максене обескровили прусскую армию. В частности, при Лигнице Фридрих охотно избежал бы сражения, но оно было навязано ему австрийцами.
      Расстановка сил перед сражением такова: русская армия движется к Одеру, Даун идёт навстречу русским. У Лигница он соединяется с Лаудоном, незадолго перед тем разбившим корпус прусского генерала Фуке при Ландесхуте и завоевавшим для австрийцев графство Глац. Вместе они, притом, что к ним вскоре должны присоединиться русские войска, представляют серьёзную угрозу для 38 тысячного корпуса брата Фридриха, принца Генриха Прусского, находящегося в это время в Силезии, в окрестностях Бреслау. Пруссакам всерьёз угрожает второй Максен и, обеспокоенный этой угрозой, Фридрих снимает осаду Дрездена, которой он занимался до тех пор, и в начале августа форсированным маршем идёт в Силезию на соединение с братом. У Лигница австрийцы перегораживают ему дорогу на Бреслау.
Диспозиция и силы сторон
     Победы предыдущего года придали австрийцам уверенности, Даун планирует ни много, ни мало, как полное уничтожение армии Фридриха, состоящей из 36 батальонов, 78 эскадронов, всего около 30.000 человек с 76 тяжёлыми орудиями. На его стороне почти четырёхкратный перевес в силах: у австрийцев 100.760 человек, при этом главная армия насчитывает 33900, корпус Ласси- 18150, Лаудона-24.500 человек, небольшие корпуса генералов Бека, Рида и Вольферсдорффа вместе −19.060 человек. Австрийская армия располагает 218 орудиями, из них 56 орудий находятся на вооружении корпуса Лаудона.
     Положение Фридриха являлось критическим: он был отрезан от своих коммуникаций и баз снабжения, не ожидал и не мог ожидать подкреплений, напротив, его противник должен был в ближайшее время значительно усилиться присоединением русских войск. 25 тысячный деташемент генерала Чернышёва, шедший впереди армии Салтыкова, уже переправился через Одер и должен был со дня на день соединиться с австрийцами. Поначалу он пытается обойти австрийские позиции, однако, попытки его кончаются неудачно: австрийцы, с необычной для них быстротой, всюду опережают его, загораживая путь. Ему приходится возвратиться в оставленный им ранее лагерь на юго-востоке от Лигница.
      В этот момент Даун убеждён в том, что прусскому войску не пережить следующего дня. «Мешок приготовлен, осталось лишь завязать его и прусский король пойман»,- согласно легенде возглашает он своим генералам. В соответствии с диспозицией Дауна, генералы Бек и Вольферсдорфф должны сковать силы Фридриха с фронта, в то время, как сам Даун с основными силами атакует пруссаков с фланга, Ласси и Лаудон совершают глубокий обход прусских позиций слева и справа и заходят соответственно в тыл и к левому флангу армии Фридриха. Это был превосходный, хорошо продуманный план окружения и уничтожения противника, который, однако, мог бы быть осуществлён лишь при условии, что противник не трогается с места, в бездействии ожидая, пока его окружат и уничтожат. Между тем, ночью с 14 на 15 августа пруссаки тайно покидают свой лагерь, оставив отряд следить за тем, чтобы костры не погасли и уход армии не был обнаружен прежде времени.
      Фридрих планирует прорыв у Лигница к Одеру в качестве последнего средства избежать окружения. Не доверяя готовности своей армии к сражению, прусский король вынужден всё же рискнуть, так как все другие средства исчерпаны. Уже в пути, ночью, к нему приводят вдребезги пьяного перебежчика, которого приходится долго приводить в чувство, прежде, чем тот оказывается в состоянии владеть членораздельной речью. Перебежчик, офицер ирландского происхождения, давно выгнанный из австрийской армии, но всё ещё околачивавшийся при ней, сообщает пруссакам план Дауна. Решение оставить лагерь именно в эту ночь теперь выглядит внушённым Провидением. Это был первый звоночек предательства.
Ход сражения
     Столкновение противников произошло на сильно пересечённой местности, поросшей густым кустарником, ограниченной небольшими, но трудными для переправы речками Шварцвассер и Катцбах, к северо-востоку от Лигница.
      На рассвете 15 августа кавалерийский патруль пруссаков наткнулся на пехоту Лаудона, находящуюся на марше. Фридрих немедленно занялся построением своих войск в боевой порядок, оно ещё не было завершено, как его левый фланг был атакован кавалерией Лаудона. Для Лаудона столкновение с Фридрихом явилось полной неожиданностью, он, как и Даун, исходил из того, что пруссаки пребывают в своём лагере. На оценку новой ситуации ему не было дано времени : начавшееся спонтанно, сражение было в полном разгаре и оставалось лишь довести его до конца. Атака австрийской кавалерии, смявшей гусаров Цитена, была отбита прусскими кирасирами при помощи пехоты, пошедшей (редкий случай в военной истории) в штыковую атаку против всадников. Левый фланг австрийцев, попавший под артобстрел пруссаков, нёс большие потери и не был в состоянии продвинуться вперёд. Какое-то время основную тяжесть сражения выносил австрийский центр, продолжавший наступление, однако, картечью и ружейным огнём и он был остановлен и, затем, отброшен. В 4 часа утра пехота левого фланга пруссаков пошла в контратаку. Потеряв около 8.500 человек, Лаудон вынужден был отступить на другой берег Катцбаха. Сражение продолжалось всего 2,5 часа и закончилось в 6 утра.
      В это время Даун завершил своё обходное движение, не обнаружив врага там, где он, по его расчётам, должен был находиться. Канонады с места сражения, хотя оно было удалено от него всего на несколько миль, он якобы не слышал из-за неудачного направления ветра. О частном поражении Лаудона он узнал через два часа после окончания сражения. Ласси, который должен был, по плану, ударить в тыл пруссакам, ещё находился в это время в пути, застряв на переправе. Уже через три часа после сражения прусское войско было построено в маршевую колонну и выступило в направлении к Одеру.
Итоги сражения
     Неудача австрийцев была обусловлена, в первую очередь, просчётами их разведки, не сумевшей обнаружить ухода противника, а, также, недостатками штабной работы. Планом Дауна оставление Фридрихом лагеря не предусматривалось, альтернативные варианты развития ситуации не были учтены. Плюс предательство. Лаудон обвинял в своём поражении Дауна и Ласси. В то же время, именно опасение перед появлением Дауна заставило Фридриха отступать, прорываясь через боевые порядки войск Лаудона, теряя знамёна, штандарты и орудия.
Потери:
Пруссаки: 637 убитых, 2.535 раненых, (в числе убитых и раненых- 92 офицера), 250 пленных. Всего — 3.420 чел.(в том числе- 92 офицера), 10 орудий, 10 знамён, 1 штандарт. 
Австрийцы: 1.408 убитых, 2.359 раненых, (в числе убитых и раненых- 6 генералов, 203 офицера), 4.731 пропавших и пленных. Всего — 8.498 чел.(в том числе- 8 генералов, 289 офицеров).







Бой у Теплица
(2.08.1762 г.)


  Этот незначительный бой показал во всей красе, что великолепные прусские генералы превосходны под началом самого короля Фридриха, но при самостоятельном командовании они мало на что годны.
   Другая сторона проблемы в том, что состав прусской армии уже явно был наихудшим, как только можно себе представить. Всё превосходное было уничтожено в ходе войны. Соотношение сил многое о чём говорит.
Командующие:
Пруссия: Зейдлиц, живая легенда прусской армии.
Австрия: Штампа, Пеллегрини.
Силы сторон:
Пруссаки – 13.000 человек.
Австрийцы – 5.200 человек (5.000 пехоты, 1.200 кавалерии)
Ход сражения

Предательство русских, и начавшая переговоры Франция, заставили отказаться Вену от активных действий. Пруссаки, наоборот, воспряли духом и приняли решение, что называется, громко хлопнуть дверью. Для этого было принято решение отдельными отрядами добиться частных побед. Австрийцы уже не ожидали такого от пруссаков.
    Генерал Зейдлиц, получив информацию о 5-тысячном отряде австрийцев в районе Теплица, решил атаковать его.
    А дальше произошло того чего мало кто ожидал. Зейдлиц решил двумя охватами взять в клещи малый австрийский отряд. В общем, мудрое решение, но при условии взаимодействия этих двух крыльев. Зейдлиц же, послав в далёкий обход отряд генерала Клейста, сам пошёл в атаку на силы Пеллегрини, не дождавшись его. Учитывая, что Клейста не было на поле боя (австрийцы о нём даже не знали), австрийцы быстро сосредоточили основные силы против Зейдлица и довольно быстро его разгромили. Пруссаки после боя даже не отступили, а бежали. Авторитет Зейдлица не помог. Позже объявился и Клейст, но он уже ничего не смог сделать.
Потери:
Пруссаки – 200 убитых, 300 ранено, 600 дезертировало к австрийцам.
Австрийцы – 137 убито, 530 ранено.





ДНИ ВОИНСКОЙ СЛАВЫ 
Священной Римской Империи германской нации
(1701 – 1778 гг.)

8 февраля (1743) – Кампо-Санто 
11 июня (1708) – Ауденарде 
16 июня (1746) – Пьяченца 
18 июня (1757) – Колин 
23 июня (1760) – Ландесхут 
27 июня (1743) – Деттинген 
29 июня (1734) – Парма 
30 июня (1758) – Домшталь
9 июля (1701) – Карпи 
5 августа (1716) – Петроварадин 
10 августа (1746) – Роттофреддо 
12 августа (1758) – Кунерсдорф 
13 августа (1704) – Гохштедт (Бленхейм)
17 августа (1717) – Белград 
1 сентября (1701) – Кьяри 
7 сентября (1706) – Турин 
7 сентября (1757) – Мойс 
11 сентября (1709) – Мальплак 
15 сентября (1734) – Квистелло 
21 сентября (1759) – Корбиц 
14 октября (1758) – Хохкирх 
Весь октябрь – месяц взятия Берлина
20 ноября (1759) – Максен 
22 ноября (1757) – Бреслау 
4 декабря (1760) – Мейсен 
NB: Некоторые из этих побед наглые британцы омерзительно приписывают себе.




Комментариев нет:

Отправить комментарий