Translate my Blog

среда, 27 сентября 2017 г.

ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА В ИТАЛИИ

ТРИДЦАТИЛЕТНЯЯ ВОЙНА В ИТАЛИИ

 (прошу прощения за некоторую абсурдность в некоторых местах текста, ведь писал эссе, работая с итальянскими источниками)

       Современная итальянская историческая наука склонна считать войны эпохи Тридцатилетней войны на территории Италии промежуточным этапом войны между Датским (1625-1629 гг.) и Шведским (1630-1635 гг.) периодами, а именно в  1629 – 1630 гг. Правда, историки других стран не склонны так думать, да и борьба на Севере Италии длилась и в другие годы. Это тем более справедливо, что некоторые страны всю войну сражались – упорно и преданно своим интересам и союзникам.

    

ИТАЛИЯ К НАЧАЛУ ВОЙНЫ


     Италия к началу XVII века представляла  собой пёстрое лоскутное одеяло из множества государств.  Парадокс в том, что существовал итальянский язык, но не было Италии, это слово в тот период не употреблялось в политической терминологии. Наиболее солидными политическими игроками были Испания, Папское государство, Венеция и Савойское герцогство.  Другие государства или были незначительны, или  под влиянием более мощных «игроков».


      Тут необходимы уточнения, откуда тут Испания? Испания возникла на основе объединения королевств Кастилия и Арагон. Так вот, итальянские владения были частью Арагонского королевства, которые и перешли во владения объединённого Испанского королевства. Внутри испанской колониальной системы итальянские владения представляли отдельную подсистему. Она отличалась следующей иерархией: формально все итальянские регионы Испании были независимы по отношению друг к другу и имели разный по значению статус (Миланское герцогство, Неаполитанское королевство). Во главе их администрации стоял либо назначенный испанским королем испанский губернатор, либо иное фактически должностное лицо (вице-адмирал, герцог, король) с похожими полномочиями, выражавшими испанские интересы. Несмотря на кажущееся разнообразие, интересы итальянских регионов Испанской империи при дворе в Мадриде представлял объединённый Итальянский комитет при короле.
     Но это не только владения, но и стратегические  территории для борьбы в Европе, и прежде всего, для борьбы с Францией и Нидерландами. Именно по территориям Италии начинается известная «Испанская дорога»: Неаполь – Милан – Швейцария – Франш-Конте –ТВД.  Или сразу через Геную. В обход не спокойных морей по этой дороге шли войска и всевозможные припасы из Испании на Северо-Запад Европы. Вот эта дорога и была головной болью Франции и Нидерландов (Республики Семи Провинций).


  
      Ближайшим союзником Франции выступало Герцогство Савойя, связанное с Парижем многими династическими и финансовыми нитями. Плюс, Савойские герцоги  и сами постоянно мечтали о территориальных приращениях.
     Венеция, Сиятельнейшая республика, хотя и начала свой путь падения престижа, но всё ещё представляла политическую силу.
       Со стороны Франции делами рулил кардинал Ришелье, прекрасно понимающий интересы Франции в Италии.

Арма́н Жан дю Плесси́, герцог де Ришельё,
кардина́л Римско-католической церкви,
первый министр Франции



НАЧАЛО ВОЙНЫ

       Одной из причин (поводов) Тридцатилетней войны выступала борьба католиков и протестантов. Ну это в грязной, дикой, невежественной Центральной Европе. В просвещённой Италии всё было по-другому.
    Герцог Савойи Карл Эммануил I, как и положено, мечтал о территориальных приобретениях, но этому мешала Испания в лице герцогства Миланского. А в Испании правили Габсбурги, они же были Императорами Священной Римской Империи. А тут совсем кстати, в Праге произошли известные события (антигабсбургский и антикатолический мятеж) и католик  Карл Эммануил I объявил себя союзником  Евангелической унии (союз протестантских правителей в Германии) и начал набирать армию в поддержку кальвиниста и курфюрста Пфальцского Фридриха IV (как король Богемии Фридриха V) , который претендовал на трон короля Богемии (столица Прага). Оплачено и набрано было 4.000 человек, плюс наняли известного европейского вояку графа фон Мансфельда.


    Но пока суть да дело, ФридрихаV избрали (1618 г.) и армия оказалась не нужна. И тут новое «совсем кстати», умер Император,  и предстояли выборы нового владыки Священной Римской Империи германской нации. В этих условиях Евангелическая уния предложила герцогу Савойскому отдать им эти 4.000 человек во главе с Мансфельдом для борьбы за трон Императора. Но пока герцог раздумывал, выборы свершились и выбрали именно Габсбурга, Фердинанда II, непримиримого католика и фанатика.

Фридрих V Пфальцский, король Богемии


Император Священной Римской Империи германской нации
Фердинанд II


     И если протестанты полагались на войска, то Габсбурги на деньги, которые и решили судьбу Империи. Значительную сумму на поддержку Габсбургов выделила Сиятельнейшая республика (официальное название Венеции).
     Дело в том, что значительная часть сухопутных венецианских границ (область Венето и др.) проходит вдоль габсбургских территорий и автоматически, земли Габсбургов являлись надёжными защитниками венецианских владений от всевозможных европейских завоевателей, плюс, хорошие, торгово-денежные отношения с Империей. И менять шило на мыло венецианцы не хотели. Хотя в дальнейшем,  Венеция с таким же упорством интриговала протии Империи.

Карта границ Венеции



      Всё, первый этап необъявленной войны закончился, но Габсбурги, имперские и испанские, поняли – их враг засел в Савойском герцогстве.

ПЕРВАЯ ВОЙНА ВАЛЬТЕЛЛИНЫ

        Вальтеллина (итал. Valtellina) – долина в Италии на севере Ломбардии, на границе со Швейцарией. По долине протекает река Адда, впадающая в озеро Комо.
       В Средние века  Вальтеллина рассматривалась как южный предел Граубюндена (швейцарский кантон, другое название Гризон)). Местные жители говорили как по-ломбардски, так и на романском наречии. В 1512—1797 гг. Вальтеллина фактически находилась под властью Граубюндена. По долине проходила дорога, соединяющая север Италии с Тиролем и Германией и превращавшая Вальтеллину в объект особого внимания Габсбургов. Вальтеллина являлась союзной землёй по отношению к Швейцарии, сохранявшей в Тридцатилетней войне нейтралитет.
       В 1620 году Испания при бездействии Франции захватила Вальтеллину, через которую проходил самый удобный путь из Италии в Испанские Нидерланды («испанская дорога»).

Карта швейцарских кантонов и Вальтеллины



     Захват Вальтеллины начался 19 июля 1620 года.  Отряд полковника Джиджори Иоанна Антонио Гожерос трудом захватил перевал Сан-Бернардино, где произошла кровавая битва. На стороне Габсбургов (испанцев) сражались тирольцы во главе с Рудольфом Плантой, которые понесли значительные потери. Одновременно, католики на захваченных территориях устроили массовое избиение протестантов, названное впоследствии как «Священный убой».  Перекрывали дороги,  врывались в городки, ловили протестантов и убивали.
  В Швейцарии вспыхнуло восстание – кантон Гризо (Граубюнд) пошёл в контратаку. Но они не только начали войну против испанцев, но и начали истреблять своих католиков, а те взмолились о помощи.
       На помощь пришли 500 «испанцев» во главе с Джироламо Пиментелем, которые начали теснить граубюндцев.  Дополнительно, отправили пехоту и 150 латников для защиты городка Тирано (Северная Ломбардия).
     Однако, граубюндцы не собирались сдаваться, они напали на земли Берна и Цюриха, уничтожая всё, что связано с католицизмом. Да и вообще, вели обыкновенную войну того времени – весело, кроваво, разрушительно, с наслаждением убивая и уничтожая всё, что попадалось по дороге.
     Следующей целью швейцарцев должен был стать Тирано, куда они и направились, имея до 7.500 человек. Навстречу им вышел Джироламо Пиментель с 2.000 своего войска. В Короче к ним присоединилось ещё 600 человек. В последующей битве имперцы, используя преимущества своей позиции, разгромили швейцарцев, которые делали ставку на свои баталии с минимальным использованием огнестрельного оружия. Отступление швейцарцев превратилось в бегство и на них начали отыгрываться крестьяне, которые убивали их, создавая, что-то вроде, партизанских отрядов. Конные отряды испанцев усугубили разгром швейцарских протестантов. Католический фанатизм и огнестрельное оружие сделали своё дело.
       В 1621 году начались мирные переговоры, но кантон Гризон (Граубюнд), собрав армию в 6.000 человек атаковал Бормио на Севере Ломбардии. Маленький гарнизон крепости закрылся и стал ждать помощи, и помощь пришла. Имперский генерал Балдироне с 10.000 армией атаковал гризонцев и разбил их. И опять началось массовое истребление протестантов.
     В этих условиях усилилась дипломатическая деятельность. Протестантский Граубюнд выступил с инициативой создания антииспанского союза, что и было сделано созданием Парижской лиги, куда вошли помимо протестантских кантонов (!) католические Франция, Савойя и Венеция, напуганная ростом испанского могущества.
      Лига обязалась создать/оплатить армию в 18.000 человек. Венеция оплачивала создание от 10.000 до 12.000 солдат, Карл Эммануил  - 8.000 человек, и каждый член лиги выставлял по 2.000 конных. Тут в дело вмешался папа Урбан VIII, который испугавшись усиления антикатолических сил, предложил свои услуги как посредник. И мало того, ввёл в Вальтеллину свои войска.

Папа Урбан VIII 
(в миру Маффео Барберини)




      Тем временем, Парижская лига, понимая важность Вальтеллины для Испании (и в целом для Габсбургов) осенью 1623 года начала активные боевые действия. Французская армия во главе с маркизом де Кувре атаковала Вальтеллину. Города оказывали сопротивление, похолодало, и французские части истощились. Опять началось избиение католиков.
     Наконец, в Вальтеллину вошли испано-итальянские войска и очень легко выбили оттуда французов. А чуть позже, испано-итальянские войска возглавил знаменитый Готфрид фон Паппенхайм (официально в должности командующего испанской кавалерией),  который отразил ряд нападений франко-швейцарских войск.

Граф Готфрид Генрих цу Паппенгейм



    Французы, понимая, что им ничего не светит, ринулись на территорию Республики Генуя, но и тут были отражены. Да ещё и большИе, невосполнимые потери, в то время как испано-итальянцы могли постоянно пополнять свои ряды.
    Наконец, 5 марта 1626 года между Францией и Испанией, при посредничестве папы Римского, был заключён Монсонский договор. Вальтеллина отдавалась под властью кантона Гризон. Местным католикам предоставлялась свобода вероисповедания. Вальтеллине предоставлялось самоуправление: её жители могли избирать должностных лиц, но их кандидатуры утверждались властями Гризона. По условиям договора форты и укрепления в Вальтеллине подлежали демонтажу. Население Вальтеллины должно было платить Гризону ежегодный налог, условия выплаты которого Франция и Испания обязались согласовать позже. Монсонский договор не предусматривал контроль над дорогой, идущей через Вальтеллину, но предоставлял Франции и Испании право её использования. Проблема Вальтеллины была временно урегулирована (с XIX века  это территория Италии).
     Таким образом, действия в Вальтеллине зашли в тупик и стало необходимым для Франции искать новые пути пресечения «Испанской дороги», открыв новый фронт. И опять «кстати», Савойя начала войну против Генуи. Какая радость!

БОРЬБА ЗА ГЕНУЮ

         В конце XVI века генуэзцы сделал ставку на союз с Испанией, который позволил генуэзцам «снимать сливки» с испанской колонизации Америки, пуская в торговый оборот добытое там золото. Благодаря этой стратегии в конце XVI и начале XVII веков Генуя оставалась одной из наиболее благополучных земель в Италии, и конечно, в этих условиях должны были появиться «претенденты» на эту благополучную страну.
       В 1625 году герцог Карл Эммануил I Савойский обнаружил (Бааа! Надо же!!) свои права на маркизат Зуккарелло, которым владела Генуя. Герцог заключил союз с Францией, а та и рада лишней возможности перекрыть «Испанскую дорогу». Ведь она могла начинаться и в пОртах Генуи.

Карл Эммануил I Савойский,
неугомонный



      Герцог набрал армию из 14.000 пехоты и 2.500 конных, французы прислали 12.000 пехоты и 1.500 конных. Французами командовал один из лучших генералов Генриха IV и Людовика XIII Франсуа де Бонн, герцог де Ледигьер. Кстати, последний  коннетабль Франции (1622 г.) и умерший во время этой кампании.

Ледигьер
     После ряда незначительных побед стороны сошлись у городка Гави, который, не смотря на малочисленность гарнизона, упорно сопротивлялся савойцам. Герцог прекратил атаки города и решил дождаться тяжёлых орудий и, чтобы обеспечить их доставку пошёл со своим авангардом навстречу им. Но события приняли непредвиденный оборот – савойцы напоролись на генуэзские войска, расположенные у Вольтаджио, причём значительно больше чем у савойцев (до 5.000, а сколько было у самого герцога история умалчивает).
     Карл Эммануил не растерялся и решительно атаковал генуэзцев. Бой был жестоким ивтечение длительного времени ситуация была не ясна. Наконец, генуэзцы сломали свои ряды, рассыпались и начали отступать. Полная победа савойцев!
    После разгрома генуэзцев у Вольтаджио, союзники захватили, наконец, Гави и подошли к самой Генуе, но тут у них произошёл разлад. Ледигьер категорически отказался сражаться вместе с пьемонтцами (савойцами) и ушёл воевать отдельно. Карл Эммануил I, оскорбленный поведением своего союзника, должен был изменить свои планы и отказался от захвата самой Генуи. Вместо этого, он направил своих сыновей, Виктора Амадея и дона Феличе, на захват Лигурийской Ривьеры, выделив им 7.000 пехоты и 400 кавалеристов. Начались захваты мелких городков и селений. В городке Сан-Ремо (там ещё не было песенных фестивалей), спасаясь от савойского вторжения, учредили 3 марта праздник Святого Иосифа с целью «сохранить и освободить Сиятельнейшую Республику Генуя от всех ужасов, и особенно от войн». Это святое деяние было подкреплено посылкой к ним 12 мушкетёров и 12 алебардщиков (!).
   Но толи Святой Иосиф услышал Сан-Ремцев, толи он услышал савойцев, но вокруг Сан-Ремо начались бои. Причём, начиналось с малого, посылкой мелких отрядов с обеих сторон, а закончилось крупными боями по тысяче и более войск с разных сторон. В результате, городские власти Сан-Ремо, поняв, что Генуя им не помогает, признали в мае власть Савойи и в город вступил наследный принц Виктор Амадей. Жители встретили его торжественно и город не разорялся (Св. Иосиф помог).
     В войне наступило затишье и основные силы союзников ушли с территорий Генуи. Но Генуя не собиралась сидеть сложа руки. В июле 1625 года они начали наступление с целью освобождения своих территорий. Франко-савойцы начали потихоньку отступать. Дело дошло и до Сан-Ремо – 24 августа в него вошли (освободили) генуэзские войска под командованием Оттавио Россо, который разрешил разграбление города своими вояками (Св. Иосиф не помог).
    Дальнейшая вялотекущая война ни к чему не привела. Генуя сохранила свои владения и в марте 1628 года стороны договорились о прекращении военных действий. Следующая война Генуи и Савойи разгорелась только в 1672 году.
     Тем не менее, Генуя смогла отстоять не только свои территории, но и интересы Испании и Империи Габсбургов.
    И опять «кстати». Какая радость! Умер бездетный герцог Мантуи, а это же шикарнейший повод повоевать!!


ВОЙНА ЗА МАНТУАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО
1628 – 1631 гг.

     Война за Мантуанское наследство (1628-1631 годы) – война, которая велась за выморочные (с конца 1627 года) герцогства Мантуя и Монферрато. 
     На трон претендовали ставленник Франции герцог Неверский Карл I Гонзаго, и ставленник Габсбургов князь Гуасталлы Фердинанд II Гонзага, а также герцог Савойский Карл Эммануил I, с которым Испания заключила договор о разделе Монферрато. Таким образом, герцог Савойский Карл Эммануил I одновременно и воевал против Габсбургов, и вёл с ними переговоры о совместных действиях.

Герцог Неверский Шарль I Гонзаго


       Последний представитель прямой линии герцогств Винченцо II Гонзага, скончался в 1627 году, не оставив потомства. На его наследство, поддерживаемые представителями различных сторонних сил, стали претендовать представители боковых ветвей Гонзага.
     В день кончины Винченцо Карл Неверский женил своего сына и наследника Карло II, герцога Ретельского, на Марии Гонзаго, дочери старшего брата Винченцо II,  подкрепив, тем самым, свои права на престол. Габсбурги оценили эту поспешную свадьбу как интригу, но Карл Неверский всё равно принял полномочия герцога 17 января 1628 года.

Схема династического бардака


      Затем свои права на наследование предъявили герцоги Гуасталлы, поощрённые Габсбургами. А Карл-Эммануил Савойский,  по сепаратному договору с Габсбургами, решил забрать эти земли под свой контроль.
    Карл Неверский герцог Франции, имел мощную поддержку со стороны Людовика XIII. Также его права подтвердил папа Урбан VIII. Император ФердинандII решил поддержать другого кандидата, Ферранте II (Фердинанда), герцога Гуасталлы, желая даже скорее присоединить Мантуанское герцогство к владениям Священной Римской империи и сделав герцога Гуасталлы удобным инструментом для этой цели. Испания желала сохранить контроль над этим регионом, так как в опасности мог оказаться «испанскую дорогу».
      Чтобы воспрепятствовать переходу Мантуи в руки профранузского правителя, император Фердинанд II наложил на герцогство секвестр, то есть запрет как на выморочный (потерявший силу) имперский лен, что, по сути, было достаточно спорным при наличии такого числа наследников.

Ход войны

      Первым действием войны стало решение дона Гонсало Фернандеса де Кордоба, испанского губернатора Милана, и Карла Эммануила Савойского о разделении Мантуи и Монферрата, чьи территории находились на восток от Милана.

Кордоба

      Испанский министр поддержал претендента из Гуасталлы, поскольку у того не было собственных сил, и от его имени заявил права на Мантую, а Карл Эммануил получил право на Монферрат, с давней поры бывший его объектом интереса. В начале 1628 года савойско-испанские войска заняли монферратские города Трино, Альбу и Монкальво (которые отходили к ним по договору), а Карл Неверский, тем временем объявил себя герцогом Мантуи. Испанские войска тем временем, под предводительством  генерала дон Амброджо Спинола-Дория,  осадили столицу Казале.

Дон Амброджо Спиинола-Дория,
1-й маркиз де Лос-Бальбасес, 1-й герцог Сеста

    
       Разногласия между союзниками последовали, когда Карл Эммануил занял своими войсками большее количество территорий, чем это было обговорено.
      Хотя Людовик XIII Французский и кардинал Ришелье были заняты дома, борясь с гугенотскими восстаниями в Лангедоке после падения Ла-Рошели (1628), в мае, не объявляя Испании формальной войны, послали силы на границы вблизи Миланского герцогства, чтобы освободить Казале, к осаде которого присоединились габсбургские войска из Милана. Французские войска перешли Альпы в марте 1629 года, взяли Сузу в Пьемонте, сняли осаду с Казале 18 марта и 30 марта захватили крепость Пинероло. В апреле с герцогом Савойским, разгромленным у перевала Монджиневро, был заключен Сузский мир, принудивший его к союзу с Францией и принявшей их сторону Венецией, после чего французы вернулись обратно, оставив небольшой гарнизон.
       Император Фердинанд II являлся сеньором обоих спорных герцогств и под этим предлогом вмешался в конфликт на стороне Испании, посчитав себя спровоцированным прямым вмешательством французского короля. Войска Священной Римской империи под предводительством  графа Коллальто, в мае 1630 года вторглись в швейцарский Граубюнд и ломбардскую Вальтеллину, взяли Гойто и окружили Мантую, готовясь также осадить Казале. Генерал Спинола увеличил нажим на Казале. Между тем Ришелье взял Савойю и Пинероль (март) и маркграфство Салуццо (май).

Рамбальдо XIII, граф ди Коллальто



      Осенью 1629 года Фердинанд II послал ландскнехтов для осады Мантуи. Карл Неверский остался без обещанной поддержки со стороны Франции. Императорские войска осадили Мантую. но первые атаки были отбиты. Сам город с 35 тыс. жителей был переполнен, так как к ним добавились около 60 тыс. беженцев. Первые атаки имперцев были отбиты. Они сняли осаду и отошли на зимние квартиры, а в это время в городе разразилась эпидемия, унёсшая около 80 тыс. жизней.


Мантуя в 1630 году
      В апреле 1630 года Мантую снова осадили. Она защищалась три месяца, не получая помощи, и 18 июля, из-за измены одного из швейцарских офицеров герцога Карла, город был сдан. После этого началось разграбление Мантуи, которое длилось трое суток и выгребло город подчистую. Герцогу Карлу с семьей разрешили уехать в Феррару, но все его имущество было похищено. Библиотеку Гонзага захватил генерал Иоганн фон Альдринген, один из командующих имперскими войсками. Другим императорским командующим был Матиас Галас. Оба, и Галас, и Альдринген больше известны по Центральноевропейскому ТВД.

Граф Иоганн фон Альдринген


Галлас  Матиас граф Кампо, герцог Луцера


       В боях за Мантую, кроме войск Карла Неверского, потерпели поражение и венецианские войска под командованием Ла-Валлетты, которые пытались извне оказать помощь осаждённым, но были разбиты дважды – у Виллабона и Маренисо.
      Однако несмотря на удачное начало, немецкие князья категорически отказались поддержать поход, мотивируя свой отказ тем, что без их разрешения император не имеет права начинать войну за пределами Германии. Тридцатилетняя война, тем временем, продолжалась, волнения шведов вызывали беспокойство, и Фердинанд должен был вернуть своё внимание на главный театр европейской войны.
      Испанский губернатор был отозван из Милана из-за ненависти горожан, вызванной дефицитом хлеба. На следующую зиму Милан пострадал от бубонной чумы, принесенной армиями. Таким образом, инициативу у Испании перехватила Священная Римская империя (Габсбурги у Габсбургов).
      В октябре 1630 года в Регенсбурге император был вынужден подписать мир.  Он обеспечил французам, несмотря на их военные неудачи, весьма благоприятные условия в Италии:
·        Французам разрешились сохранить свой гарнизон в Граубюндене.
·        Франция соглашалась оставить все города, завоёванные ею в Италии.
·        Испания также получала Пинероль и Казале.
·        Карл Неверский остается герцогом Мантуи и Монферрата в обмен на незначительные концессии Карлу Эммануилу Савойскому и герцогу Гуасталлы.
·        Габсбурги со своей стороны обязались сократить количество войск в регионе.
Соглашение было настолько неблагоприятным для испанцев, что герцог Оливарес, испанский премьер-министр, назвал его простой капитуляцией.
      Все же договор имел один неприятный для французов пункт: они должны были обязаться не вступать в союз антигабсбургской коалиции. Этот параграф был введен для того, чтобы ограничить Францию в продолжении конфликта. Из-за этого параграфа Ришелье отказался ратифицировать договор, и таким образом, Габсбурги остались в состоянии войны, хотя из данного региона войска уже отвели. Они послали новые силы к югу от Альп, о чём чрезвычайно пожалели, когда с севера на их территории вторгся шведский король Густав II Адольф. Упорное сопротивление Казале и кризис, вызванный смертью генерала Спинолы, в конце концов, вынудили вернуться к повторному обсуждению мирного договора, уже в Кераско.
Итоги
      Испания терпела одно поражение за другим и согласилась на невыгодный мир в Кераско, подписанный 6 апреля 1631 года,  который наконец положил конец военным действиям. Франция, которая успела в 1629 году взять Савойю, могла диктовать условия:
·        Права Карла Неверского как правителя Мантуи и Монферрата были подтверждены.
·        Франция объявила, что отказалась от дальнейших завоеваний в Италии
·        Виктору АмадеоI было позволено унаследовать завоеванную французами Савойю после внезапной смерти своего отца Карла-Эммануила
·        Также он получил монферратские города Трино и Альбу
·        Сыну Ферранте II, герцога Гуасталлы– Чезаре II, отдали Луццару и  Реджоло 
    Позже также выяснилось, что по секретному мирному договору, подписанному Виктором Амадеем, тот отдал французам город Пиньероль в обмен на часть маркизата Монферрато (г. Альба с прилегающими областями). Пинероль и ведущая к нему военная дорога стали важным для Франции плацдармом на пути в Италию.
Исход войны усилил международные позиции Франции. Война завершилась её победой, но Мантуя после опустошения имперскими войсками была настолько истощена, что навсегда потеряла своё культурное и экономическое значение.
    А главное – «испанская дорога» попала под контроль Франции!

ВТОРАЯ ВОЙНА ЗА ВАЛЬТЕЛЛИНУ
И
ОКОНЧАНИЕ ВОЙНЫ В ИТАЛИИ

      В 1634 г. Людовик XIII (читаем кардинал Ришелье), с целью окончательного изгнания испанцев из Северной Италии, намерился овладеть Миланом, направил отряд герцога  де Рогана  (фр. Роан) в Вальтеллину («опять двадцать пять!»)

Герцог Анри II де Роган


      Роган с 12.000. пехоты и 1.500 кавалерии в конце 1634 г. двинулся в Эльзас и только весной 1635 г. вступил в Граубинден. Опасаясь движения по южным католическим кантонам, преданным императору, Роган направился из Аарау к северо-востоку, переправился череза р. Аар при слиянии её с р. Рейссой и отсюда в средине апреля  достиг Граубинда. Известие об этом необыкновенно быстром горном походе достигло имперцев и испанцев (в Милане), когда Роган был уже на берегах Адды. Между тем, за выделением войск на обеспечение сообщений и заслоны к стороне Рейна и Энгадина, в распоряжении французского командующего оставалось не более 5.000 пехоты и 1.000 кавалерии. Приходилось временно перейти к обороне. С этой целью Роган укрепил Риву, Киавенский замок, Лювиньо и другие проходы через Альпы. Выставив заслоны к стороне Тироля и Милана, с остальными силами он расположился на центральной позиции у Сондрио.
      Навстречу ему уже шел имперский генерал  Фернамонд с 8.000 пехоты и 1.000 кавалерии, с целью проникнуть в  Вальтеллину, разбить французов и пройти в Милан. Рогану недолго пришлось ждать противника – имперцы шли из Тироля в Граубинден. Фернамонд, наступая 2 колоннами, штурмовал 2 главных прохода, проник в Вальтеллину, занял Бормио и принудилчасть  французских сил Ланде отойти к Тирано. Отсюда Ланде, не предупредив Рогана о своем отступлении, повернул в долину Поскиаво.  Фернамонд же двинулся на Сондрио. В то же время испанские войска Сербеллони с 4.000 испанцев находился уже у впадения Адды в Комское озеро. Положение Рогана становилось опасным. О приближении имперцев он узнал лишь тогда, когда те подошли на 5 миль. Участь Ланде была ему неизвестна.  Кроме того, разнесся слух, что другой имперский отряд готов вторгнуться в страну. В этой тяжелой обстановке Роган проявил незаурядную твердость и спокойствие, решив удерживаться в Киавенне до последней крайности. Между тем, Фернамонд не воспользовался своими успехами. Вместо энергичного продолжения кампании, он остановился в Тирано на 2 недели, а затем перешел в Бормио, где выжидал прибытия испанцев. Тем временем Роган, оставив отряд для охраны Ривы и Киавенны, быстро двинулся в Энгадин и 23 июня прибыл в Цуц, где соединился с Ланде. К вечеру, на половине пути из Цуца в Лювиньо (где расположились имперцы), Роган собрал 3.000 пехоты, 400  кавалерии и 1.500 человек  граубинденской милиции и с рассветом повел атаку.
       Неожиданность и одушевление атакующих сломили упорное сопротивление имперцев. «Австрийцы» отступили к Бормио, потеряв несколько знамен и 500 человек убитыми. На следующий день Роган занял Тирано. Положение его еще было опасно, потому что Фернамонд стоял на сильной позиции в 2 милях от Тирано, куда приближался и Сербеллони с испанцами. Однако, Роган решил, не теряя времени, вторично атаковать имперцев. Большую часть сил он направил в обход левого фланга противника.  Для атаки позиции, почти неприступной с фронта, назначено всего 2 батальона. Для овладения мостом на пути отступления имперцев направлено 600 граубинденцев. Этот план действий имел полный успех. Увлеченные атакой с фронта, имперцы заметили опасность, угрожавшую флангу, слишком поздно. Обращенные в бегство, они стремились достигнуть моста через Адду, но там уже стояли граубинденцы. Только 600 человек спаслось, остальные попали в плен или потонули. Роган не увлекся преследованием, опасаясь вторжения испанцев, которые могли угрожать его тылу. Поэтому он возвратился в Тирано и занял прежнее расположение.
В октябре Фернамонд с 14.000 человек проник в Вальтеллину около истоков р. Адды и, спустившись в её долину, овладел слабым французским постом. Далее он хотел перейти в долину Поскиаво и, избегая боя, направиться ближайшим путем к Милану. Роган угадал намерение противника и, выслав  сильный отряд, двинулся к Борнио, навстречу врагу. Фернамонд занял сильную позицию в узле путей, ведущих в нижний Энгадин, Лювиньо и Бормио. Роган решил атаковать его тремя колоннами. Главная, под началом Рогана, вела атаку от Бормио по долине Адды.  Остальные две обходили фланги противника. Имперцы упорно сопротивлялись, но появление обходных колонн привело их в расстройство.   Оставив на поле сражения более 2.000 убитых, они отступили в полном беспорядке. Французская кавалерия преследовала неотступно, покуда это позволяли горы. Гибель имперцев была неизбежна, но Ланде опоздал занять указанную ему теснину.   Имперцы удалились в Тироль. На следующий день Роган, возвратясь в Тирано, узнал, что испанский генерал Сербеллони с 5.000 пехоты и 800  кавалерии занял позицию у Морбеньо. Роган выступил 9 ноября и на третий день марша остановился в виду неприятеля. Испанцы занимали сильную горную позицию. Роган овладел высотой и лесом, прикрывавшими фланги противника, атакуя с фронта 4 колоннами. Испанцы дрались с необыкновенным упорством и только вечером отошли к Морбеньо, продолжая кровавый бой на улицах города, который покинули, оставив 1.500 убитых и много пленных. Преследованию помешала ночь и утомление войск. Роган возвратился в Тирано и расположился на зимние квартиры.
  
ПОСЛЕДНИЙ ВСПЛЕСК ВОЙНЫ
и битва у Торнавенто

         Неугомонные король Франции (читаем Ришелье) и герцог Савойский 11 июля 1635 года подписали союзный договор, направленный против Испании (точнее, испанских владений в Северной Италии). При этом, французы прекрасно знали, что основные испанские Терсиос (войска) будут направлены во Франш-Конте (условно «Бельгия») и, соответственно их силы в Италии будут ослаблены.
        По договору французы должны были выставить 12.000 пехоты и 1.500 кавалеристов, но фактически послали только 8.000 человек во главе с маршалом, герцогом Шарлем де Креки. Но союзники планировали нанести по испанским владениям два удара – с севера, с Вальтеллины де Роган, с запада союзные силы французов и савойцев. Целью являлся Милан, опора испанского могущества в Северной Италии. Союзником франко-савойцев выступило герцогство Парма. Причём, папа Урбан VIII уговаривал пармского герцога Одоардо Фарнезе отказаться от этого союза, боясь испанцев, которые под предлогом войны могли «шляться» по папским землям туда-сюда.

Планы войны



     Война началась с поражения – поражения пармцев от герцогства Модена, которое выступило союзником Испании. Герцог Модены Франческо I д`Эсте вдребезги раздолбал 6.000 пармскую армию. Сама Парма была оккупирована моденцами. Союзный удар с юга по испанским владениям провалился.

Герцог Модены Франческо I д`Эсте


Герцог Пармы  Одоардо Фарнезе 


     Не отличился инициативой и герцог де Роган, который ограничился занятием Вальтеллины, да и сил у него было недостаточно. Проявил невозмутимость и командующий испанцами маркиз де Лигане. Не имея достаточных сил, маркиз выжидал – где же союзники нанесут основной удар. И именно в этот период испанцы впервые применили массово драгунов (тогда именно пехотинцы на лошадях), которые зорко отслеживали передвижения союзников. Активность проявили герцог Савойский и герцог де Креки и им предстояло форсировать реку Тичино, которую зорко охраняли испанцы.
      Описывая это форсирование многие итальянские историки и «историки», балдеют от описания находчивости савойцев. По легенде, чтобы обмануть паромщиков, испанских подданных, франко-савойцы оделись в «красные испанские мундиры» и спокойно форсировали реку. Но дело в том, что в период Тридцатилетней войны не было единых мундиров в армиях, кроме некоторых лейб-гвардейцев, да парочки шведских «полков». Скорее всего, как считают здравомыслящие, если и был подобный эпизод, то франко-испанцы надели красные шарфы в поясе или через плечо, используемые в испанских (габсбургских) войсках.
    Быстрое форсирование Тичино застало испанцев врасплох, но и союзники, переправившись через реку, не спешили наступать, боясь испанских ловушек. Тем более, их постоянно досаждали испанские драгуны.
      Наконец, союзники осмелели и начали наступление, а испанцы сообразили   где основные силы союзников и выдвинулись навстречу им. В этой ситуации испанский командующий ди Лигане переиграл противника, стремительным маршем прижав франко-савойцев к реке Тичино. Мало того, Виктор Амадей находился сзади, за рекой, срочно возвращаясь из рейда на север. Только силы Креки  вынуждены были принять бой в невыгодных условиях, стоя спиной к реке. Те есть, у них было только два выхода – или победить, или быть полностью уничтоженными.
     Французы, сообразив, что на них валит вся испанская сила, срочно начали окапываться вокруг селения Торнавенто, нагородив кучу лёгких полевых укреплений. Левый фланг прикрывало болото, за которым был мост через Тичино, и, на всякий случай, поставили и там редут, прикрывающий и мост, и подходящие савойские войска. Справа позицию прикрывал ручей Навильё гранде.
   22 июня 1636 года армии встретились. Силы испанцев достигали 14.000 человек. Вся пехота была построена в девять массивных терций вперемежку с артиллерией и кавалерией. Иногда их называют испано-неаполитанской армией, что возможно и верно, т.к., собственно испанцев там было не очень много. Французы имели в начале сражения не более 8.000 человек и им ничего не оставалось, как стоять и умирать.

КАРТЫ БИТВЫ


     Первая в атаку бросилась испанская кавалерия, но она была отбита дружным огнём из редутов и пехоты. Собственно, ничего большего от неё и не ждали, но вслед за ней бросилась в контратаку французская кавалерия, которая, в свою очередь, напоролась на испанские терции, и была отбита с большими потерями.
    В бой вступили терции, основная ударная сила. Они многократно атаковали французские позиции – медленно, но уверенно. И это было кровавое зрелище. Французы, отражая эти атаки, с коротких дистанций палили из пушек и мушкетов по этим плотным боевым порядкам. Причём, французы применяли нидерландский боевой порядок – линии мушкетёров, поддержанные пикинёрами. И вот наступил критический момент – испанские терции, теряя массу людей, дорвались до французских линий, прижав их к берегу Тичино. Строй атаки уплотнился, при котором пики стали бесполезными. Началась резня мечами и, даже, ножами. Французов резали как баранов на убое.
    И в этот критический момент, наконец, в бой вступили савойские войска, которые по мосту форсировали реку. Савойцев было около 2.500 человек, из которых треть была кавалерией. Виктор Амадей лично возглавил атаку. И хотя, атака была отбита, но она привела в замешательство испанцев, которые отошли на исходные позиции. Союзники ждали новой атаки испанцев, понимая, что она будет последней – последней в их жизни.

Сражение у Торнавенто

    Но вдруг, испанцы начали отход, они не стали продолжать бой. Как потом писали испанские офицеры, жара была страшная (итальянский июнь), воды не было, хоть рядом и река, и ручей, но не во флагах солдат. Безлесье, где не было места спрятаться от солнца. Плюс, страшная усталость и потери. В этих условиях Лигане принял решение отойти к востоку, к Боффалору, и занять там выгодные позиции.
     Радости союзников не было предела. Но и сил у них уже не было. Испанцы потеряли 800 человек убитыми и 500 ранеными. Но вот союзники, отразившие испанский натиск потеряли до 2.000 убитыми и до 1.000 ранеными. В этих условиях и речи не могло быть о дальнейшем наступлении. Поэтому союзники, простояв несколько дней у Тичино начали отход, так и не достигнув целей похода.
     Тем не менее, все остались довольны результатами битвы. Французы гордятся своим мужеством в обороне и видом отступающих испанцев. Виктор Амадей, и савойцы в целом, гордились своей решающей ролью в битве. Испанцы торжествовали победу, заставив противника очистить их территории. Как обычно, противники в своих донесениях завысили потери врага и принизили свои.

ПЕРСОНЫ ПОСЛЕДНЕГО ИТАЛЬЯНСКОГО
 ЭТАПА ВОЙНЫ






    Кстати, каждый год у деревушки Торнавенто проводится фестиваль исторической реконструкции, посвящённый как этой битве, так и всей Тридцатилетней войне.
    Собственно, на этом и закончилась Тридцатилетняя война в Италии. Итальянские государства угомонились, а в Центральной Европе разгорался французский или, по-другому, франко-шведский период этой войны (1635 – 1648 гг.).

ВОИНЫ ИТАЛЬЯНСКОГО ТВД
ТРИДЦАТИЛЕТНЕЙ ВОЙНЫ
















СОЛДАТЫ МОДЕНЫ






 В НАПИСАНИИ ЭТОГО БРЕДА
ОЧЕНЬ ПОМОГЛО ВОТ ЭТО











8 комментариев: