Translate my Blog

суббота, 12 марта 2016 г.

ВОЙНА ЗА ПОЛЬСКОЕ НАСЛЕДСТВО,
ОСАДА ДАНЦИГА и ПЕРВОЕ СРАЖЕНИЕ С ФРАНЦУЗАМИ
1733 – 1735 гг.

Польский вопрос в международной политике в конце 20-х — начале 30-х годов XVIII века

     К 20-м годам XVIII века Речь Посполитая оказалась исключенной из большой европейской политики, но оставалась важным фактором Европы, разменной монетой в большой европейской политике.  Географическое положение страны, граничившей с владениями Турции, России, Швеции и Священной Римской империи, придавало вес позиции, которую занимали правители государства в международных вопросах.
    Слабость центральной власти Речи Посполитой, всевластие аристократии и произвол мелкой шляхты делали это государство беспокойным и одновременно беспомощным соседом. Прежде всего, это сказывалось на русско-польских отношениях. Разбойничьи отряды польско-литовской шляхты нападали на приграничные деревни, уводили крестьян и угоняли скот, выжигали поля и дома. Польские магнаты, в нарушение Вечного мира 1686 года, проводили политику заселения земель, признанных по договору нейтральным барьером. Мало того, польская аристократия, совершенно оторвавшись от действительности, претендовала на Лифляндию и старалась ограничить автономию герцогства Курляндия. Польское католическое большинство подвергало гонениям православных.
    Для Священной Римской империи польский вопрос в первую очередь был связан с проблемой единства Империи. В 1697 году на польский трон был избран саксонский курфюрст Фридрих Август I. Наследники курфюрста от брака его сына с эрцгерцогиней Марией Жозефиной могли претендовать на часть наследия Австрийского дома. В Силезии польская шляхта, так же, как и в России, совершала набеги на пограничные поселения.
   Позиция союзников была двоякой. Для России вопрос заключался в разрешении пограничных споров, гарантии свободы вероисповедания для православного населения Речи Посполитой, пресечении разбойных набегов и сохранении автономии и территориальной целостности Курляндии. С одной стороны, решение этих вопросов требовало создания в Речи Посполитой сильной королевской власти, которая смогла бы обуздать своеволие шляхты и магнатов. С другой стороны, Россия не была заинтересована в усилении Речи Посполитой. Сохранение «вольностей и конституции Республики», создававших дворянскую анархию в стране, было надежным гарантом от войны с Речью Посполитой, её дальнейшая государственная убогость. И Россия, и Австрия были противниками идеи образования польско-саксонского королевства, к чему стремился Август II. Союзники также противодействовали созданию союза Речи Посполитой с Турцией, Францией и Швецией.
    Польский вопрос не мог оставить в стороне Францию. С 1726 года Франция проводила по отношению к России политику «восточного барьера». Целью этой политики было создание вокруг России враждебного окружения из Швеции, Турции и Речи Посполитой. Франция помогала Швеции восстановить армию и старалась наладить союзные отношения между Турцией, Польшей и Швецией, направленные против России. Задачей политики «восточного барьера» было ослабление России и отвлечение её внимания от проблем Средней и Центральной Европы, что должно было обеспечить невмешательство России в австро-французские отношения. Плюс, Франция была заинтересована, что бы в Польше правили враги «Австрии», извечной противницы Бурбонов.
     Интересная деталь – король Франции был женат на дочери Станислава Лещинского. А сам Лещинский, это марионетка Швеции во времена Великой Северной войны 1700-1721 гг., которого "выбросили" из Польши, как только разгромили шведов. Хотя она и не играла никакой роли при дворе, но её статус требовал вмешательства в дела Речи Посполитой. Собственно, для этого её и выдали за Луи.
    Расстановка сил в Европе складывалась не в пользу короля Августа II (курфюрст Саксонии Август II, король Польши Август  III), а большинство польских магнатов были настроены против него.
    Смерть короля Августа I/II стала для европейских держав сигналом к действию. 
     В Речи Посполитой исполнительная власть перешла в руки примаса,  графа Потоцкого, официального правителя Великого княжества Литовского. Своими первыми указами примас выслал из страны 1.200 саксонцев, распустил два полка Конной Гвардии и принял на польскую службу любимый полк Августа II — Гран Мушкетёры.  Русский посол в Варшаве граф Левенвольде выяснил в беседах с примасом, что тот является твердым сторонником Лещинского, ставленника Франции.  Для России поддержка Лещинского родом Потоцких не предвещала ничего хорошего, так как Потоцкие контролировали пограничные с Россией воеводства. Для России ничего другого не оставалось, как выступить в поддержку Августа II/III. Её действия были поддержаны Веной.

Курфюрст Саксонии Август II,
король Польши Август III 


Претендент от Франции
Станислав Лещинский

Польский театр военных действий

     Русские войска под командованием генерал-фельдмаршала Ласси П.П. ещё 31 июля 1733 года перешли границу и 20 сентября показались возле Варшавы. В ряде столкновений были разбиты и разогнаны сборища польской шляхты. Интересно, что в польской историографии эти бои названы ожесточёнными сражениями с превосходящими силами русских («до 100 тысяч»), в которых русские «потеряли многие тысячи». В донесениях в Санкт-Петербург Ласси П.П. упоминал об этих стычках мимолётом, не указывая потерь.
     Часть шляхты 24.09(5.10)1733 г. в полумиле от Праги, предместья Варшавы, в урочище Грохове, под защитой русских войск избрала на престол Фридриха Августа (Августа III). Через четыре дня польские войска/сброд,  поддерживавшие Лещинского, без сопротивления оставили Варшаву, и ушли к Кракову. После ряда метаний «французский король» укрылся в Данциге, который и осадили русские. Позже Ласси П.П., был заменён генерал-фельдмаршалом  Минихом Б.К.

Генерал-фельдмаршал, граф П.П. Ласси 

Генерал-фельдмаршал, граф Б.К. Миних


    Всего в гарнизоне Данцига находилось 24.445 человек: 5 городских полков, 7.800 городских милиционеров, 1.279 гвардейских милиционеров, 2.150 конных польских гвардейцев, 1.200 драгун полка Монти, 200 шведских волонтеров. Город был хорошо снабжен артиллерией, боеприпасами и провиантом. Полки, блокированные в городе, были регулярными, солдаты хорошо обученными. Войска гарнизона так же могли рассчитывать на помощь со стороны многочисленных отрядов сторонников Лещинского, находившихся в районе. Например, у каштеляна Чирского в Штаргарде в распоряжении имелись 1.100 драгун, 1.000 регулярной пехоты и 6.000 шляхты и «товарищей».

     В конце апреля, осадная армия Миниха Б.К., пополненная подкреплением, насчитывала 18.092 человека. В шанцах под городом находились Новотроицкий драгунский, 2-й Московский. Киевский, Тобольский, Ладожский, Нарвский, Архангелогородский, Углицкий, Троицкий и Новотроицкий пехотные полки, сербские гусары и казаки. В мобильный резерв под командой полковника Юрия Лесли  были выделены Олонецкий и Великолуцкий драгунские полки и донские казаки (всего 1.289 человек). 7 драгунских полков были выделены в корпус генерал-поручика Артемия Загряжского и стояли в 8 милях от города: Владимирский, Ингерманландский, Каргопольский, Рижский, Тверской, Пермский и Тобольский  драгунские полки.


Попытки Франции помочь Станиславу Лещинскому.

    Когда в Париже узнали, что Лещинский блокирован в Данциге, были собраны две эскадры. Первая французская эскадра осенью 1733 г., обнаружив, что Данциг блокирован и  ничего не сделав, ушла восвояси.
    Вторая эскадра уже имела на своём борту отряд пехоты для высадки на берег. Общее командование над эскадрой получил адмирал Жан-Анри Берейл. Десантом (пехотой) командовал бригадир Габриель де Рошон де Ламотт де Ла Пейруз. Сосредоточение флота происходило в Кале. Первыми на суда начали погрузку солдаты полка Перигор, украсившие свои шляпы лентами цветов французского и польского королей. При отправке полка выяснилось, что в полку не хватает пуль для фузей, а обмундирование совершенно изношено. Пули доставили в последнюю минуту, но не в полном количестве. Мундиры заказали в Кале и планировали доставить уже в Данциг. Французский посол в Польше маркиз де Монти, который находился в Данциге, постоянно жаловался на негодность артиллеристов и французы включили в отряд 15 лучших артиллеристов из гарнизона Кале.
     В ночь со 2 на 3 апреля 1734 года три судна с солдатами полка Перигор вышли в море. Суда ушли, не дождавшись подхода линейных кораблей L’Achille и La Gloire, которые были назначены в охранение. Линейные корабли оказались не готовы к плаванию, их пришлось конопатить, а на La Gloire менять поврежденную грот-мачту. Эти линейные корабли погрузили на борт солдат полка Блезуа и 11 апреля вышли к Данцигу. 27 апреля линейный корабль Le Fleuron и фрегаты Le Brillant и L’Astree приняли на борт солдат третьего полка — Ла Марш. Французское правительство планировало отправить в Данциг ещё два полка — Брес и Турнези, для которых начали нанимать корабли и готовить запасы, но отправка этих полков так и не состоялась. 11-12 апреля корабли с полками Перигор и Блезуа прибыли в Копенгаген. Здесь французский посол де Плело организовал установку на La Gloire новой мачты (старую потеряли в плавании), пополнил некомплект пуль и пороха в полках, доставил продовольствие (хлеб, мясо, сухари, вино и водку), нанял датских лоцманов и зафрахтовал три небольших плоскодонных судна для будущей высадки.
   29 апреля (10 мая) 1734 г. французская эскадра встала на рейде Данцига. В этот же день произошла высадка войск на Вестерплятте (остров Лаплата) — небольшая территория между Вайхзельмюнде и морем.
   Всего французский отряд бригадира Ламотта де Ла Пейруза насчитывал около 2446 человек в составе выборных батальонов пехотных полков Блезуа (802 человека в 17 ротах), Ла Марш (около 875 человек) и Перигор (769 человек в 17 ротах). Отряд поступал под командование Лещинского и французского посла маркиза де Монти. Последний приказал бригадиру Ламотту выдвинуться к Висле, сесть на заготовленные суда и идти в Данциг. На поддержку французскому отряду были выделены 2000 горожан, которые должны были произвести вылазку. Флот должен был выйти к Пилау и крейсировать там для пресечения доставки вооружения и припасов к осадной армии. Офицеры отряда де ла Перуза сочли такой план опасным и выступили против отправки флота в Пилау под предлогом, что флот остается последней возможностью для спасения короля Станислава в случае падения города. Адмирал Берейл, также, высказал уверенность о скором подходе второй эскадры с двумя полками, после чего он смог бы действовать против русского флота. В ночь с 3 (14) на 4 (15) мая французский отряд тихо сел на корабли и отбыл, что вызвало отчаяние в городе. Скоро про отбытие французов узнали и русские, которые задержали некоего «хлопца», который шел из Вайхзельмюнде к матери в Данциг.
     Маркиз де Монти срочно написал рапорт королю Людовику XV, возмущаясь действиями Ламотта.
    К французскому резиденту в Копенгагене Роберту Луису Ипполиту де Бреан, графу де Плело посыпались призывы развернуть эскадру. Дождавшись подхода кораблей, Плело провел совещание с офицерами и 9 (20) мая эскадра выступила обратно к Данцигу. В этот раз Плело отправился вместе с ней.
     13 (24) мая около крепости Вайхзельмюнде эскадра высадила французский отряд второй раз. Согласно легенде, когда фельдмаршал Миних узнал о новой высадке французов, то произнес: «Благодарю Бога! Россия нуждается в руках для извлечения руд». 14 (25) мая несколько французских офицеров добрались до Данцига, что уверило французов в возможности прорыва. Эскадра получила приказ крейсировать между Хельской косой и Пилау. В этот же день к русской армии подошел саксонский корпус герцога Иоанна Адольфа фон Саксен-Вейсенфельса — Легкоконный полк, пехотный полк принца Ксавьера и 6 артиллерийских рот. Саксонцы доставили в лагерь осадной армии долгожданную артиллерию: 6 96-фунтовых и 6 48-фунтовых мортир, 24 24-фунтовых полукарронад и большое количество боеприпасов — 12.000 24-фунтовых ядер, 8.600 бомб и 240 картечных зарядов.
   15 (26) мая русская эскадра под командованием адмирала Томаса Гордона, приняв на транспорты осадную артиллерию и снабжение для армии, вышла из Кронштадта к Данцигу.

Попытка прорыва французского отряда

     16 (27) мая французские войска, взяв в плен русский пикет, попытались пробиться в Данциг через позиции Олонецкого драгунского полка полковника Юрия Лесли из корпуса князя Урусова. Одновременно гарнизон попытался сделать отвлекающую вылазку. Проводник французского отряда провел солдат по болотам и вывел прямо на русские позиции. В результате сражения французы, замочившие в болотах патроны, были разбиты и заперты на пустынном, простреливаемом со всех сторон острове Лаплата в устье Вислы. Французы потеряли в бою 232 человека, включая графа де Плело, на теле которого насчитали около двадцати пулевых и штыковых ран.  Потери русских драгун в этом бою составили 8 убитыми и 28 ранеными. Это было первое в истории столкновение русских и французских войск. В бою 16 (27) мая русская и саксонская артиллерия впервые с начала осады выпустила больше снарядов, чем гарнизон — 539 против 300.
 В разгроме французов принимали участие:
·        Драгунские: Олонецкий, Тверской, С.-Петербургский, Пермский, Тобольский
·        Пехотные: Великолуцкий, Белозерский, Смоленский

Гибель графа де Плело
(и вообще, бой под Данцигом)


        30 мая (10 июня) в Данциг попытались пройти французские прам и галиот, но огнем русской батареи с редута Зоммер-Шанц, корабли были принуждены встать на якоре в отдалении и вступить в артиллерийскую дуэль. С кораблей было произведено 400 выстрелов без особого эффекта, а от огня русских галиоту и праму были нанесены серьезные повреждения. К этому времени по приказу Миниха Вислу уже перегородили связанными бревнами, а на фарватере велись работы по затоплению судов. 26 мая русские транспортные суда под прикрытием эскадры произвели выгрузку артиллерии у Пиллау.
     1 июня к Данцигу прибыл русский флот под командованием адмирала Томаса Гордона, который привёз дополнительный осадный парк. В связи с уходом за несколько дней до этого французского флота,  из Балтийского моря русская эскадра обнаружила у Данцига лишь фрегат и посыльное судно, которые и были заблокированы. Фрегатом был 30-пушечный Le Brillant. Гордон доставил к армии 40 тяжелых пушек, 14 пяти- и девятипудовых мортир и 20 шестифунтовых мортирок, 20.321 ядро, 1.018 картечных зарядов, 4.600 бомб и 20.865 гранат. В составе эскадры находились:
Линейные корабли:
·        100-пушечный «Пётр I и II» (флаг адмирала Гордона), 66-пушечные «Святой Александр» (флаг вице-адмирала Сенявина), «Шлиссельбург»  (флаг контр-адмирала Госслера), «Наталья», «Марльбург», «Леферм», «Нарва»,  «Слава России»,
·        54-пушечные «Девоншир», «Пётр II», «Выборг», «Рига», «Новая Надежда», «Виктория»,  
·        44-пушечные «Арондель» и «Армонт» (переделанный в брандер),
фрегаты «Россия», «Стор-Феникс», «Эсперанс»,
·        бомбардирский корабль «Юпитер» и шнява «Фаворитка».

   Линейные корабли имели осадку в 5 метров, а глубины у берега были в 2-4 метра, что заставило эскадру держаться на расстоянии. 3 (14) июня к эскадре присоединился бомбардирский корабль «Дондер», в этот же день эскадру посетил граф Миних и саксонские генералы.

Адмирал русского флота Томас Гордон


       Разбитые французы, отступившие в свой лагерь, были окружены войсками Миниха с суши и блокированы кораблями Балтийского флота. После нескольких недель бомбардировок отряд капитулировал (12 (23) июня).
       19 июня 1734, за несколько дней до сдачи, де Ламотт был произведен в маршаль де камп, оказавшись, таким образом, первым французским генералом, взятым в плен русскими.
     По возвращении из русского плена, 14 декабря 1736 был назначен комендантом цитадели Валансьена.

ВОЙНА НА ДРУГИХ ТВД
   Основными театрами военных действий стали Западная Европа (Рейн) и Италия. Где противоборствующие стороны бились за свои интересы, которые не были связаны с Польским вопросом.

РУССКАЯ АРМИЯ В 1733-1735 гг.






ФРАНЦУЗСКИЕ ПОЛКИ ПОД ДАНЦИГОМ



САКСОНСКИЕ ЧАСТИ ПОД ДАНЦИГОМ








4 комментария: