Translate my Blog

суббота, 26 ноября 2016 г.

12. ИСПАНСКОЕ НАСЛЕДСТВО. Армия королевства Франция. Кавалерия и драгуны.

КАВАЛЕРИЯ ФРАНЦИИ

ГВАРДИЯ и КОННЫЕ ПОЛКИ 

  Не стану мудрить, а предложу статью французского автора.

КАВАЛЕРИЯ и КОНСКИЙ СОСТАВ
ФРАНЦУЗСКОЙ КАВАЛЕРИИ
XVIIXVIII веков

    Генрих IV начал создавать королевские «роты» кавалерии, т.е., на королевские деньги. Уже его сын, Людовик XIII начал регулярно использовать эти роты на крыльях боевого порядка. В 1635 году он пытался создать полки кавалерии, но эта идея была заброшена. Тем не менее, 24 января 1638 года, всё таки, кавалерийские полки были созданы. 15 мая 1638 г. были написаны инструкции, регламентирующие службу кавалерии.
    Но, практически сразу встал вопрос о качестве лошадей. Культура народа медленно развивается вне его естественной обстановки. Поэтому короли Франции не занимались разведением верховых лошадей. Людовику XI (XV век) трудно было найти сотню лошадей способных галопом пройти 16 км! Король не мог  создать кавалерийскую линию боя. А ведь за два столетия до этого почтовая система Чингисхана позволяла гнать лошадей галопом до 40 км.
   В 1639 году анонимный источник выступает с идеей создания конезаводов во Франции. Старый проект (!), но реальные финансовые проблемы. Автор пишет: «Мы не должны допускать покупку лошадей в Германии, Дании, Испании и у варваров, т.к.,   именно, там разводят именно верховых лошадей. А южным регионам Франции, где возможно разведение лошадей, эти проблемы не интересны». Тем не менее, проект остался без внимания. Короли Франции XVII века всё своё вниманиеи, соответственно, финансы, посвящали пехоте. В частности, именно пехота стала главной заботой Военного министра Людовика XIV герцога Лувуа. А кавалерия становилась второстепенным родом оружия.
     Тем не менее, кавалерия была нужна. Поэтому Ришелье отправил полк де Гассион (1635 г.) на службу к шведскому королю Густаву II Адольфу, создателю современной кавалерии Запада. И это была превосходная школа и доказательством этого стала битва при Рокруа, через несколько дней после смерти короля  ЛюдовикаXIII, 19 мая 1643 года. Здесь отличилась «французская» кавалерия герцога Энгиенского (22 года), де Гассиона и барона Сирота (это старый полк Густава Адольфа). Это стало одной из лучших демонстраций способностей французской кавалерии в стиле Генриха IV. В этом сражении она нанесла решительное поражение испанским терциям, лучшей пехоте Европы.
   Значит ли это, что французская кавалерия не была так плоха? Ответ спорный. Во-первых, в бою участвовало не более 5.000 лошадей, а это сравнительно мало. Во-вторых, поле боя было узким, не более 5 км «в лоб». И, наконец, быстрый темп сражения был достаточно кратковременен, тогда как сама битва разворачивалась достаточно медленно. Поэтому, нельзя оценить качество лошадей из-за отсутствия доказательств, но качество самих кавалеристов было хорошим.
    Это тем более актуально, что уже через год посол Венеции с удивлением оценивал французскую кавалерию как «… плохо обеспеченную», повторяя мысль своего предшественника в конце XVI века: « королевство не имеет, на самом деле, лошадей для войны». Причина была двоякой. Во-первых, в королевстве производят только «roussins» (старых боевых коней) и кляч. Другой причиной была система «собственности рот», т.е., отрицательная система, при которой кавалерийские роты принадлежали капитану.  Капитан, экономя деньги, закупал лошадей по самой низкой цене, т.е., низкого качества. К тому же, капитан экономил ещё и на фураже. Поэтому, военный министр Лувуа создал «инспекторов» для проверки использования финансов и состояния лошадей. Кроме того, он столкнулся с фактом дефицита разведения лошадей в стране и, соответственно, прибегали к обязательному импорту по высоким ценам. Последнее обстоятельство стало причиной, которая заставила министра финансов Кольбера заинтересоваться этим вопросом в 1663 году.
    17 октября 1665 года вышел фундаментальный королевский указ об организации конезаводов в королевстве. Но главное, этим указом предлагалось частникам самим создавать эти заводы, но не создавались государственные конезаводы, т.к., это противоречило экономической культуре тех времён. Необходимо было, помимо создании соответствующей администрации, помочь  частникам на государственном уровне. Этим  указом попытались повлиять на  производство путём импорта лошадиных эталонов качества и распространить в ряде провинций. И что интересно, указ не о лошадях, а способах разведения и доставки лошадей. При этом, в первую очередь говорилось о тягловых лошадях (их разведении), что свидетельствовало о заинтересованности развития сельского хозяйства. Эталон для тягловых лошадей выбирался из Фризы (провинция в Нидерландах), Голландии и Дании. И разводить таких лошадей полагалось вдоль побережья от Булони до Гарона.
    А вот в провинциях Пуату, Сентож и Овернь рекомендовалось (!) разводить «варварские эталоны» лошадей под седло. Именно рекомендовалось, а не указывалось, что подчёркивает отсутствие возможностей для разведения лошадей.
    Король Солнце, несмотря на все  усилия, так и не увидит значительного  улучшения коневодства в стране, по крайней мере, в отношении поставок армейских лошадей. Вплоть до конца правления он вынужден будет закупать основную массу лошадей за границей. При этом, торговцы лошадьми  создавали огромные состояния, ведь король постоянно вёл войны. Их интересовало не качество лошадей, а их количество, которых они продавали внутри страны втридорога.
     В результате, король решил, что для проведения отдельных кампаний будут выделяться незначительные пригодные силы кавалерии (лошади), отобранные со всей страны (армии).
      Королевским указом от 25 октября 1680 года предписывались допустимые минимальные размеры лошадей (высота коня в хохолке): для жандармов – 1,45 м, в конных полках – 1,42 м, для драгунов – 1,37 м. Несколько лет спустя эти стандарты будут уменьшены, что доказывает плохое состояние (качество) конского состава. Кавалерия Людовика XIV была низкого качества.  Необходимо сказать, чтобы быть ближе к истине, руководство страны не ценило этот род войск.
     Этот род войск рассматривался к применению только в «чрезвычайной войне». Бюджет кавалерии постоянно менялся в зависимости от ситуаций. Полки создавались и расформировывались. Сами полки вели «сидячий образ жизни», лошадей берегли, никаких тренировок и боевой подготовки. Мало того, только в 1680 году задумались о создании ремонтных депо для обучения лошадей и кавалеристов.
     Было бы несправедливо не упомянуть позитивные усилия Людовика XIV для создания отечественных верховых лошадей. Интересно, но начали с введения нового типа седла. Потом, пока был жив Кольбер, закупали «эталонных» лошадей в Англии, Турции, Испании, в варварских краях. Пытались скрещивать эти «эталоны» с местными, французскими лошадьми. Например, проделали опыт – скрестили английского скакуна с французской кобылой, но порода получилась «неустойчивой». Потом скрещивали «эталоны» разных стран, но действительно чистокровные не получались. Получалось всё что угодно, но хороших кавалерийских лошадей как не было, так и не было. Интересно, что по-настоящему хорошую лошадь французы смогли вывести только в XX веке.
     Порочность этих изысканий привела к тому, что хорошие лошади не доходили до войск и по-прежнему набор полков и лошадей поручался полковникам и капитанам. Например, в 1697 году граф  де Узе – полковник (шеф) – купил полк в два эскадрона за 22.500 ливров. (Это порочная практика королевской армии, когда полк именно покупался и, соответственно, он фактически становился собственностью полковника, который делал на этом деньги). Потом он продал своим капитанам 50 лошадей за 7.500 ливров. А капитаны получали от правительства деньги на разные расходы, в том числе на покупку лошадей, и они экономили на всём. И, закономерно, полк пришёл в негодность. Во время смотра полка Узе в 1708 году в строю было 183 человека и 171 лошадь, из которых 109 требовалось заменить.
      Роль кавалерии, к счастью, была второстепенной (это мнение автора статьи). Реальное улучшение качества лошадей началось только в конце XVIII века.
     Отдельно стояла кавалерия Майсон ди Рои. Это были постоянные войска «сидевшие» на отдельном бюджете под названием «Обычная война» ("l'ordinaire de la guerre"). Для них характерен соответствующий ремонт, лошади были сильные и хорошо обученные.
    К концу правления Людовика XIV Дом короля (Майсон ди Рои) состоял из Gardes du corps, мушкетёров, шевольежеров, гвардейских гренадёров. Вместе с жандармами они формировали три резервные дивизии (в общей сложности около 5.000 кавалеристов). Их атаки решат победу при Фонтенуа в 1745 году. Тем не менее, в этой битве, победитель Мориц Саксонский, проиллюстрировал свою теорию, написанную в 1732 году. Он не использовал тяжёлую кавалерию на сильных и толстых лошадях, которую можно использовать только в бою. Маршал де Сакс (Мориц Саксонский) хотел иметь массу кавалерии на простых, деревенских лошадках, ростом не более 1,46 м, способных переносить усталость, голод и жажду, продолжительно  маневрировать перед боем и преследовать врага после битвы в скоротечной войне! Он понимал, что  во Франции нет эффективной кавалерии из-за отсутствия хороших верховых лошадей.
      В 1748 году маршал Саксонский в замке Шамбор основал конезавод, куда привезли образцы лошадей из Польши и России! Этот очередной опыт показывает как элитные солдаты (так в тексте) были обеспокоены отсутствием верховых лошадей во Франции.
       Швейцарский генерал, известный как шеф прусского гусарского полка Варнери писал в 1763 году: «Франция должна больше разводить лошадей, чем это делает».  Таким образом совместить качество людей с количеством лошадей.
      Семилетняя война (1756-1763) знаменует собой реальное возвращение кавалерии в качестве оружия ближнего боя на всех этапах войны.
       Идя по пути Густава Адольфа, короля Швеции, и Кромвеля, лорда протектора, Фридрих Великий Пруссии (король 1740-1786) знал, как создать лучшую кавалерию в Западной Европе. Каким образом? С хорошими лошадьми и «деревенскими» лошадками, которые он покупал в Польше и на Украине, плюс, хорошие генералы, спорт, постоянные каждодневные тренировки и зная основы взаимодействия с пехотой. Он унаследовал от своего отца хорошие большие  лошади и научился их использовать. Но он был достаточно осторожен, чтобы не увеличивать размеры лошадей своей кавалерии.
     Как итог, 5 ноября 1757 г. при Россбахе 21.000 человек Фридриха II, шутя разгромили 70.000 французских и немецких войск Субиза.
       Не умаляя роль пехоты необходимо отметить, что во многом победе способствовала высокая манёвренность прусской кавалерии под командованием Зейдлица, плюс эффективная атака двух линий кавалерии с палашами наголо. Для Франции это стало громом среди ясного неба. Война начала диктовать другие методы. Кавалерия становится важным фактором. Реформа была необходима.
   Далее о реформах 1769, 1781, 1787 годов. Текст заканчивается началом Французской революции.

ГВАРДИЯ и КОННЫЕ ПОЛКИ











































































ДРАГУНЫ

    Общеизвестно, что драгуны создавались как ездящая пехота. И появились они именно во Франции (не будем брать в расчёт аркебузиров Тридцатилетней войны, там был другой смысл, ходя идея та же.). Во Франции – именно пехота, посаженная на коней. Зададимся вопросом, а почему такая идея возникла во Франции? Ответ прост, в стране было полно дерьмовых лошадей, но мало хороших кавалерийских. А вот пехота начала занимать ведущее место. Вот и объединили плохую лошадь и хорошего пехотинца. Эта идея понравилась и в  других странах, с той лишь разницей, что  во Франции драгуны по-прежнему сидели на конских отбросах, а в других ведущих странах Европы сидели на хороших. Собственно, именно поэтому в Европе драгуны очень быстро превратились в классическую кавалерию, например в армиях Габсбургов и Пруссии. Во Франции вплоть до Семилетней войны и, даже, до конца XVIII века драгуны оставались драгунами, а не кавалерией.






































4 комментария: